Мы в Second Life

Ошибка
  • Невозможно загрузить ленту новостей

Значение и характер Кавказской войны

Кавказская война известна своей ожесточенностью и продолжительностью, она длилась около 70 лет... Она символизирует борьбу черкесского народа за свою независимость против сил, намного превосходящих его собственные. Война, в которой черкесы отстаивали свою свободу, национальную честь и родину, была для русских средством материальных и политических приобретений, какими бы они при этом ни были — справедливыми или несправедливыми. Русские не останавливались ни перед какими средствами, идя на любые жертвы и потери.
Прежде чем мы приступим к политическим и военным событиям, связанным с завоеванием Кавказа, следует остановиться на следующих двух вопросах и иметь их все время в виду:
1.Как смогли кавказцы такое длительное время проти­востоять огромной мощи России?
2.Как смогли русские завоевать Кавказ?
В следующих главах мы найдем ответы на эти дв.а вопроса, а теперь мы должны внимательно и вдумчиво проследить за событиями.
Мы уже отмечали, что России удалось без труда покорить Грузию и усилить контроль над некоторыми территориями Центрального Кавказа. Однако эти дости­жения были неполными и не имели практического значения, так как Россия не могла захватить весь Кавказ. Чтобы изменить эту неблагоприятную обстановку, русские решили захватить восточную и западную части этих районов и присоединить их к России как неотъемлемую ее часть. Достижение этой цели было связано с большими трудностями, и означало войну с черкесами, дагестанца­ми и чеченцами, долгое время враждовавшими с грузина­ми, от которых они отличались по происхождению и религии.

Россия избрала грузинского князя Цицианова орудием борьбы против этих трех народов, которые были враждебно настроены против Грузии, и назначила его губернатором Грузии со штаб-квартирой в Тифлисе. Его назначение было первым шагом к войне, которая длилась без перерыва в течение 70 лет. Эта война унесла бесчетное число жизней. Россия пожертвовала своими лучшими солдатами, так как ей пришлось сражаться с героическими народами, зака­ленными в войнах. Кроме того, ей пришлось воевать в труднодоступной местности с высокими горами, глубоки­ми ущельями, густыми лесами, болотами в какой русским ранее не приходилось вести военные действия.
Кавказские народы героически защищались и были полны решимости любой ценой помешать русской экспан­сии. Они сражались за свою свободу, честь и будущее, и поэтому война, которую вели они против русских, не отличалась ни милосердием, ни осторожностью. Это была священная война /джихад/, предписанная богом, ибо она имела целью защищать их жизни, богатство и свободу, которые бессовестный враг пытался отобрать у них любыми средствами. Ради этого они жертвовали всем, что имели , и находили силу и решимость сражаться с бесчисленными войсками врага.
Кавказская война не была обычной войной. Она вызывала величайшее уважение в глазах русских, ей придавали большое значение. Она стала основной заботой всех слоев общества и привлекала известных военачальни­ков и видных деятелей со всех концов ее обширных территорий. Даже поэты были зачарованы этой борьбой, и они спешили увидеть Кавказ, бороться за него и умереть там. Известно, что в этот период на Кавказе побывали Толстой, Лермонтов, Бестужев, Пушкин и другие поэты и выдающиеся личности.
Толстой, впоследствии ставший известен как человек, который в своих произведениях защищал знамя мира и боролся против тирании и невежества, прибыл на Кавказ, пресытившись роскошной жизнью, которую он вел как состоятельный человек аристократического класса. Он прибыл сражаться на Терек как обыкновенный человек, рядовой пехотного полка. Военная жизнь, соприкосновение со свободными народами, против которых он сражался, во многом определяли его философские взгляды, литера­турную деятельность и поэтическое воображение. Он написал две повести, целиком основанные на этом опыте: «Хаджи Мурат» и «Казаки». Влияние впечатлений этого периода его жизни заметно также и в других произведени­ях. Там он забыл о своей скуке и страданиях и осуществил свои мечты. Он благодарил бога, который дал ему возможность увидеть примеры нескончаемого героизма и бесстрашия. Он никогда не забывал, что жил в атмосфере счастья, в период, полный величия и бессмертия.
Чтобы лучше понять значение этой войны, обратимся лучше к сэру Генри Ролинсону, английскому дипломату и ученому, который в 1875 году в своей книге «Англия и Россия на Востоке» писал:
«Когда кавказцы защищали свою страну, их оборона была подобна естественной крепости, которая мешала продвижению русских орд; но когда они потерпели поражение и были убраны с дороги, перед русским продвижением не осталось никаких естественных или военных преград от берегов Араке до берегов реки Инд».
Историк Джон Бэдли в своей хорошо известной книге «Завоевание Кавказа» писал: «Эта война, которая является героической войной, имеет все права на благодарность британского правительства. Несомненно, эти кавказские народы защищали свою свободу, традиции и вероиспове­дания, ибо они также отстаивали, не подозревая об этом, безопасность Британии в Индии».
Кавказская война научила русских героизму и мужеству. Многие из них покидали свои родные места и отправля­лись на Кавказ в надежде достичь славы в героических подвигах. Поэт Бестужев бежал из ссылки в Сибири и прибыл на Кавказ, чтобы прославиться в сражениях с горцами. Лермонтов также знал Кавказ и его народы; он восхищался ими и увековечил свои впечатления в хорошо известных произведениях, среди которых и его книга «Герой нашего времени»
Среди всех этих писателей Толстой выделялся искренним желанием узнать жизнь на Кавказе. Он был очарован красотой ландшафта и не мог не ходить в горы, которые он видел впервые. Однажды он обнаружил, что оказался на территории врага, где за каждым холмом и каждым деревом находился в засаде кавказец, ожидая русских. Не прошел он и нескольких шагов, как почувствовал у себя на шее веревку. Его отвели, как пленника, к Садо, кавказско­му вождю, внуку шейха Мансура. Тот, кто пленил его, потребовал двадцать золотых монет, так как его пленник был офицером и не был ранен. Он также потребовал,

чтобы, согласно обычаю, ампутировали правую руку пленника, это требование не было неуместным или экстравагантным. Садо должен был отрезать правую руку Толстого, но он простил его и отпустил в целости и сохранности.
Среди тех, кто покорял Кавказ, истребляя население, был генерал Ермолов, назначенный генерал-губернатором Кавказа и чрезвычайным послом в Иране. Не будет преувеличением сказать, что он был символом жестокости и грубости. Это был жестокий человек, политические притязания которого и жадность не знали границ. Ему незнакомо было чувство жалости.
Известный поэт Пушкин восхищался им и его делами и восхвалял его планы, несмотря на их жестокость и варварство. Он верно охарактеризовал его, когда сравнил его голову с головой тигра, а тело — с телом громадного великана. Губернатор одним ударом шашки обезглавливал быка или буйвола (обычай, заимство­ванный им у кавказцев, которые таким образом проверяли качество оружия). Он был фаворитом при дворе царя и ненавидел иностранцев. Особенно ревниво он относился к немецкому влиянию и всему немецкому, поэтому отрицал заслуги таких немецких командиров, как генералы фон Клюгенау, Фрейтаг, Вердер, Шульман, Герсдорф, Га-ертринген и др., в завоевании Кавказа.
Для кавказцев Ермолов был главным врагом. От него они ждали только зла и питали к нему особую ненависть и недоброжелательность. Пушкин, написавший его биогра­фию, говорил: «Его имени было суждено войти на Кавказ на острие штыков и быть высеченным на скалах высоких гор».
Ермолов превосходно знал свою задачу и сделал все, чтобы выполнить ее. Он считал Кавказ русской террито­рией, а все народы, которые проживали здесь в течение тысячелетий, подданными и рабами царя. Он верил, что они должны повиноваться и слепо подчиняться ему, и не останавливался ни перед какими средствами в достижении своих намерений, считая, что цель оправдывает средства. Ермолов сказал однажды: «Один звук моего устрашающе­го имени должен обеспечить безопасность границ нашей обширной земли и сделать ненужными крепости и бастио­ны, окружающие ее». Он также говорил: «Мой меч — вот закон, в который верят кавказцы; мягкость и снисходитель­ность являются в глазах азиатов проявлением слабости.

Я свободен от всех человеческих слабостей и незнаком с чувством милосердия». За это кавказцы прозвали его «московским дьяволом». Однако его близкий друг Пушкин высоко ценил его, несмотря на его низость, и характеризо­вал его как величайшего героя истории. В одном из своих стихотворений он писал: «Покорно склони голову, покры­тую вечным снегом, о Кавказ, все пришло к концу, пришел Ермолов!»
Генерал Ермолов, как упоминалось выше, и в самом деле был дьяволом в полном смысле этого слова. У него полностью отсутствовало чувство справедливости, и он никогда не держал данных обещаний, даже если клялся своей военной честью. Его торжественные клятвы не меша­ли ему творить зло; он ни во что не верил, кроме своей выго­ды и того, чтобы требовали от него его захватнический долг и личная жадность.
Во многом ему помогал его друг и голова его политиче­ского департамента черкес-христианин князь Бекович-Черкасский. Черкасский долгие годы пробыл на службе у Ермолова и был с генералом, который доверял ему и советовался с ним во многих делах, был с ним в чрезвычайно хороших отношениях. В награду Ермолов подарил ему Малую Кабарду, которая состояла из трех княжеств, отобрав их у Мударука, Ахлоко и Таусултана.
Причиной этому послужило то, что один из трех князей, Мударуко, отказался подчиниться приказам русских, покинул свои края и присоединился к чеченцам, которые в то время воевали с русскими. Так, Бекович-Черкасский получил во владение всю Малую Кабарду, территория которой составляла больше миллиона с четвертью дёню-мов.
В войне русских с кавказцами особую роль играло участие в ней закаленных в битвах казаков. Они знали Кавказ лучше других, так как жили здесь, приобрели кавказское бесстрашие и носили кавказские наряды — «черкеску». Многие из них провели всю свою жизнь на военной службе, так что бок о бок с ними против врагов, кавказцев, сражались уже успевшие повзрослеть сыновья.
Солдаты регулярной русской армии не дружили с каза­ками, так как последние считали русских чужими и относились к ним с презрением. Но так как они должны были сражаться против общего врага, приходилось ладить друг с другом. Кавказцы, которых казаки уважали и боялись, не различали русских и казаков и боролись против тех и других так яростно и ожесточенно, как только могли, ибо они ненавидели все, что шло из Москвы.
Кавказ был «землей обетованной» казаков, так как царь даровал его казакам еще до того, как он был захвачен, сказав им: «Если вы захватите его, он ваш». Это побуждало казаков, соблазненных его несметными богат­ствами и природными ресурсами, воевать. Они проливали кровь в тех краях, которые мечтали получить, сражались против жителей, у которых должны были отнять их землю, не жалея сил и жизни. Это была жестокая, безжалостная война, которая шла по всей стране и продолжалась в течение нескольких поколений. Ни одна из сторон не знала, что ждет ее в будущем. В конце концов, казаки и русские победили благодаря своему численному превос­ходству, но триумф казаков был недолгим, ибо русская революция, которая покончила с царем и его империей, смела и уничтожила казаков. Они рассеялись по всему свету и не сумели взять с собой ничего, кроме своих народных песен, которые они поют повсюду.
Кавказцы были разделены на множество племен и народов, они не были объединены в единую силу. У них не было политического единства, и потому отсутствовали всякие средства координации действий. Их военные операции страдали неорганизованностью. Это помешало им выступить единым блоком против сильного врага и отсто­ять свою родину, за которую они так много лет отдавали свои жизни и богатство. Именно эта разобщенность позволила русским победить их и истребить эти народы один за другим. В зависимости от обстоятельств кавказцы выступали и организованным фронтом и в одиночку, а также прибегали к партизанской войне. Это дало им возможность бороться в течение многих лет, так как им без труда удавалось измотать врага, который, несмотря на свою многочисленность и большое количество вооружения, не мог вести эффективную борьбу в горах и ущельях. Если бы черкесы выступали против России открыто, они бы не устояли и одного дня вследствие недостаточности людских ресурсов и оружия по сравнению с противником.
Наряду с крупными битвами и сражениями, в которых кавказцы принимали участие, в их борьбе против русских значительную роль играли небольшие стычки и налеты, которые держали врага в постоянном напряжении. Можно сказать, что не было и часа без перестрелки, не было дня, когда не раздавался бы грохот пушек вдоль линии русского фронта. Такие моменты считались мирными в сравнении с днями, когда жестокие бои между сторонами шли круглый год.
Среди важнейших причин, заставивших черкесов ре­шиться на нападение на укрепленные русские бастионы, которые были построены во многих местах Черкесии, было желание отомстить за своих погибших сыновей и братьев, их глубокая ненависть к врагу и любовь к родине. Желание добиться славы на поле битвы, похвастать числом пленников и размерами добычи, захваченной ими, тоже были среди причин, звавших их на бой. Но прежде всего они считали позором и бесчестьем не отомстить за погибших братьев. Молодые люди нападали на русские крепости большими группами, устраивали налеты на врага, сжигали и разоряли города, забирая их жителей в плен.
Ввиду того, что некоторые бродяги не были привычны к созидательному труду, они предпочитали добывать средст­ва на жизнь с помощью силы. Именно они были самыми худшими врагами русских, так как ими руководила не лю­бовь к родине, а погоня за добычей. Готовясь к нападению на русских, они собирали довольно большие банды, выби­рали предводителя и командиров из своего числа и устра­ивали засады на врага, который жестоко страдалот холо­да, голода и бессонницы. Выследив врага, они внезапно нападали на него. Русские боялись их непрекращавшихся налетов, и вынуждены были строить многочисленные кре­пости и бастионы, а между каждыми двумя крепостями находился казачий сторожевой пост, а казачьи патрули бодрствовали и днем и ночью.
Эти сторожевые посты 78 представляли из себя дере­вянные постройки, в каждой из которых было несколько пушек и не меньше сотни казаков. Налетчики обычно завязывали с казаками бой, а в это время с другой стороны совершалось нападение на их рубежи, с тем чтобы захва­тить посты. Когда это удавалось, они разрушали или сжи­гали посты, а затем грабили русские города и деревни.
Такие рейды были нелегким делом, так как широкая Кубань разделяла враждующие стороны. Линия фронта находилась за рекой, а населенные районы — в некотором отдалении от нее. По этой причине налетчики предпочитали проводить свои набеги зимой, когда река замерзала и ее было легко перейти. Русские удваивали свои оборони­тельные силы и увеличивали число сторожевых постов.
Летом на такие набеги отваживалось лишь небольшое число находчивых, опытных, смелых молодых людей. Когда они решали предпринять налет, то брали с собой запас пищи, пересекали реку на надутых кожаных мешках и пробирались сквозь заросли и леса, которые тянулись на большие расстояния вдоль берегов реки. Встречая русский патруль, они нападали на него, убивали и брали в плен солдат и, если узнавали от солдат-пленников, что поблизости расположен сторожевой пост или крепость, нападали на них и сжигали. Если же они не намеревались провести дальний набег, то быстро пересекали Кубань и под прикрытием деревьев приближались к окрестным деревням до полуночи, нападали на них, а к утру возвращались назад.
Эти дальние рейды были чрезвычайно опасными, так как каждое утро патрули обязательно осматривали пограничные районы, выискивая следы, чтобы убедиться, что враги не появлялись на правом берегу Кубани. Если они обнаруживали следы врага, объявляли тревогу и сообщали об этом на сторожевые посты. Начиналась пальба из пушек, на высоких местах и вышках сторожевых постов загорались предупредительные ракеты. Из соседних городов немедленно доставлялись войска для поимки врагов, а число часовых увеличивалось, чтобы помешать тем, кто проник на территорию России, вернуться.
Узнав, что враг выследил их и вот-вот схватит, налетчики не пытались спасаться бегством. Они укрыва­лись в ближайшем доме, превращали его в крепость и защищались до конца. Они редко сдавались без сопротивления, считая это позорным. Защищались они ожесточенно, так как порвав все связи с жизнью, они уже не думали о поражении или спасении. В этих случаях они пытались отдать свои жизни дороже, убив как можно больше русских.
Согласно предположению, которое мы уже высказывали, одной из причин, по которой кавказцы не посылали против русских больших экспедиций, было отсутствие постоянного военного командования, необходимого для объединения и организации сил. Но когда большое число налетчиков все же собиралось вместе для выступления, всегда находился наемный предатель, который сообщал об этом русским. По этой причине попытки организовать крупные кампании редко приносили успех.
Так, когда в 1858 году около пятисот всадников из абадзехского племени попытались напасть на русских, они были окружены у Кубани, и так как берег был выше уровня замерзшей воды, они не могли отступить. Этот бой стоил им почти ста человек, кроме лошадей, которые погибли на замерзшей реке.
Русские бросили все свои силы на покорение кавказских народов. Все предыдущие попытки, которые к этому времени продолжались уже около ста лет, ни к чему не привели.
До начала Восточной войны русские полагали, что сумеют подчинить Кавказ, применив стратегию «отдельных сил». Они возвели более пятидесяти больших и малых крепостей, чтобы окружить черкесов и отрезать все пути сообщения с соседними территориями. Гарнизоны этих крепостей были укомплектованы силами черноморской пограничной пехоты или черноморскими казаками, впридачу к которым были прикомандированы отряды русской армии. Они насчитывали в целом около семидесяти тысяч человек и составляли правый фланг русской кавказской армии, штаб которой был расположен в Ставрополе.
Хотя их тактика, то есть тактика отдельных сил, не была достаточно эффективной, чтобы окончательно покорить эти районы, она чрезвычайно досаждала населению, которое силой заставили эвакуироваться с некоторых земель в местах, где русские намеревались строить крепости или сторожевые посты. Эти земли, которые раньше обрабаты­вались, превратились в бесплодные пустыни. Черкесы бы­ли не только отчаянными воинами, они прежде всего были земледельцами, которые зависели от урожая на своих землях и полях. Соседство этих крепостей сильно мешало им, так как им пришлось оставить большие участки плодородных земель и проводить большую часть своего времени на страже границ или атаках на врагов.
Их условия очень сильно отличались от условий русских, которые жили в укрепленных крепостях и были защищены от своих врагов. Кроме того, у русских были обученные солдаты, готовые в любой момент по команде вступить в бой, и потому черкесы пребывали в постоянном ожидании нападения со стороны врагов. Они были вынуждены находиться в состоянии повышенной боевой готовности и потому были лишены уверенности в будущем.
Среди черкесов были и бездельники, которые избрали предательство как средство существования. Они тайно сообщали русским о планах черкесов и степени их готовности и провожали их к местам укреплений. Эта информация позволяла русским, которые проявляли чрезвычайную осторожность, не предпринимать действий против черкесов, если они заранее не знали, что враг по каким-либо причинам не подготовлен. Чаще всего свои нападения русские совершали темной ночью, когда им удавалось с помощью своих проводников проникнуть в Черкесию. Они сжигали близлежащие деревни и возвра­щались в свои крепости. Если же черкесы были хорошо подготовлены, горе ожидало русских, ибо если число нападающих было незначительным, редко кто возвра­щался в крепость живым.
Когда русские принимали решение построить на каком-либо участке земли крепость, они занимали его в апреле и разбивали вокруг него лагерь из десятитысячного войска. Они возводили стены, рыли зокруг нее глубокие рвы и старались во что бы то ни стало завершить строительство крепости к осени. Они предпочитали выбирать земли неда­леко от военных дорог, не дальше чем в получасе ходьбы от них. Дороги, ведущие в ближайшие крепости и укреплен­ные места, очищались от кустов и деревьев, чтобы враг не мог устроить засад.
Черкесам редко удавалось помешать русским в сооруже­нии крепостей, так как у них не было тяжелого оружия, например, дальнобойных пушек. Они могли лишь препят­ствовать русским рубить деревья и доставлять материалы, необходимые для сооружения этих крепостей. Зимой, когда деревья стояли обнаженными и не скрывали врага, кре­пость, как правило, была готова и полна солдат, вооруже­ния и боеприпасов. Русские начинали нападать на сосед­них жителей, сжигая их дома и урожай, грабя и присваи­вая себе деньги и скот. В таких случаях черкесы отсылали скот и другое имущество в отдаленные места. Русские не оставались в этих крепостях на всю зиму, периодически их распределяли по казачьим поселениям, которые называ­лись «станица». На последних стадиях войны русские стали посылать крупные экспедиционные войска на кавказ­ские территории, но после многих горьких испытаний они поняли, что такие операции были бесполезны и опасны. В большинстве случаев они несли поражение и были вынуждены отступать с большими потерями, так как в горных районах, в которые они проникли, было много рек и лесов и не было мощеных дорог. По мере их продвижения в глубь вражеской территории, леса становились гуще, горы выше, а противник сильнее и многочисленнее.
С другой стороны, черкесы обладали способностью направлять своих бойцов в места, где нависала угроза, со скоростью встревоженных пчел. Поэтому русские были постоянно окружены врагами, которых они не могли ни увидеть, ни прибрать к рукам, которые всегда исчезали, а потом нападали на русских всегда и везде, где предоставля­лась возможность. Их ярость против русских росла, не оставляя никаких путей для отступления.
Зимой, когда с деревьев опадали листья и наступали жестокие морозы, русским было легче воевать, потому у них были средства защиты от сурового холода. Черкесам же, наоборот, было трудно проводить крупные военные операции и собирать вместе большое число воинов, так как не было достаточного вооружения и продовольствия, чтобы продержаться зимние месяцы.
Одной из причин, по которой русские командиры неохотно продвигались в глубь вражеской территории, был климат, который в большинстве случаев являлся главным фактором в военных операциях. Если большая армия продвигалась на вражескую территорию, то с тяжелыми пушками и снаряжением становилось невозможным ни дальнейшее продвижение, ни отступление из-за обилия грязи и рытвин на дорогах. Так армия оказывалась отрезанной в чужих землях без достаточных запасов продовольствия, в то время как у врага было все необходимое.
В таких ситуациях враги русских пользовались случаем и наносили им большие потери. В конце концов русские командиры отказались от посылки больших сил. Осознав тщетность таких операций, они вернулись к стратегии отдельных сил и к сооружению крепостей.
В тех случаях, когда черкесы побеждали врага и наносили ему большие потери в живой силе, русские приписывали эти потери лихорадкам, которые были довольно часты в болотах у реки Кубань и преувеличивали вражеские потери. Если бы объявленное ими число убитых соответствовало действительности, то на Кавказе не осталось бы в живых ни одного черкеса. Кавказская война нанесла русским тяжелые потери и расходы, которые, по словам польского офицера Теофила Лапинского, прини­мавшего участие в этой войне, равнялись стоимости Персии и Турции, взятых вместе, если ее можно было бы определить.
Некоторые русские командиры заявляли, что русские силы на Кавказе состояли из ста двадцати тысяч солдат при обычных условиях и что они обновлялись каждые семь лет, так как в течение этого промежутка времени многие были убиты или ранены. Потери всегда возмещались равными, если не большими силами.
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

Ашрыкъ (кукурузный суп)

Ашрыкъ (кукурузный суп)

Ашрыкъ (кукурузный суп)     Это очень старый суп с языческими корнями, традиционно его готовили весн...

Фасолевый суп с вяленым мясом

Фасолевый суп с вяленым мясом

Фасолевый суп с вяленым мясом     В кабардинской кухне есть два интересных и любимых мною рецепта: ф...

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)     В кабардинской кухне изначально было не очень много бл...

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)     Cуществуют несколько разновидностей Либжэ ...

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)     Адыги мясо готовят преимущественно в натуральном виде - варя...

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)     Гедлибже - национальное кабардинское блюдо. Своеобраз...

Паста (мамалыга)

Паста (мамалыга)

Паста (мамалыга)     Многие называют мамалыгу (паста по-кабардински, абыста по-абхазски) крутой каше...

Джэд ла (курица в тесте)

Джэд ла (курица в тесте)

Джэд ла (курица в тесте)     Джэд ла (курица в тесте) - национальное блюдо, которое легкое в изготов...

Сладкий слоеный хлеб

Сладкий слоеный хлеб

Сладкий слоеный хлеб     Слоеный кабардинский хлеб - очень популярное лакомство, представлено двумя ...

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)     Из множества кабардинских пирогов (дэлэн) мой самый любимый вариа...

Кухня кабардинцев

Кухня кабардинцев

Лягур (мясо вяленое) Визитной карточкой кабардинской кухни (помимо гедлибже) является лягур - сушеное или вяленое мясо...

Лакумы

Лакумы

Лакумы   Лакумы это пышки, которые готовятся в большом количестве кипящего растительного масла - во фритюре. ...

Лягур (мясо вяленое)

Лягур (мясо вяленое)

Лягур (мясо вяленое)   Визитной карточкой кабардинской кухни (помимо гедлибже) является лягур - сушеное или в...