Мы в Second Life

Материалы

Глава 13.3

3. Рабочее и крестьянское движение на Северном Кавказе (июнь 1907 - июль 1914 г.)


Наступившая вслед за поражением революции 1905-1907 гг. полоса жесточайшей реакции явилась
суровым испытанием для российского пролетариата и его боевого авангарда - большевистской
партии. РСДРП в годы реакции переживала не только жестокие репрессии и горечь поражения, но
и тяжелый внутренний кризис, вызванный предательской политикой меньшевиков-ликвидаторов,
отзовистов, троцкистов и примиренцев. В. И. Ленин и большевики вели тяжелую борьбу за
сохранение нелегальной партии рабочего класса, за верность революционным принципам
марксизма, идеям пролетарского интернационализма и классовой борьбы.
Реакцией и дезорганизаторской деятельностью оппортунистов были ослаблены и
северокавказские организации РСДРП. Но в начальный период реакции удалось сохранить
Северокавказский и Терско-Дагестанский союзы РСДРП, выполнявшие роль окружных
организаций, Черноморский, Кубанский, Ставропольский, Армавирский, Грозненский,
Дербентский комитеты, Екатеринодарскую, Петровскую и другие организации РСДРП. Всего во
второй половине 1907 г. на Северном Кавказе действовали , союза, 6 комитетов и 11 групп РСДРП
В это число не вошли группы, работавшие на крупных предприятиях, выполнявшие роль
районных организаций. Например, только в Новороссийске в начале 1908 г. работали 4 такие
группы.
В острой внутрипартийной борьбе протекала деятельность этих партийных организаций. На
Тереке и в Дагестане сильное ликвидаторское течение сложилось внутри Владикавказского
комитета и Терско-Дагестанского союза РСДРП, на Кубани - в составе Северо-Кавказского союза,
Кубанского и Армавирского комитетов РСДРП. Деятельность их координировал ликвидатор А.
Цаликов. Содействие ликвидаторам оказывали и меньшевики Смирнов (Алексеев), И. П. Соколов
(Платонов), Нордега и Писарев, которые на V съезде партии в качестве делегатов от
Северокавказского и Терско-Дагестанского союзов РСДРП выступали против В. И. Ленина и
большевиков.
Северокавказские ликвидаторы в своей литературе, распространяемой в крае в конце 1907 - начале
1908 г.23, проводили идею, что подпольные организации якобы «уже изжиты и не соответствуют
потребностям времени». Они требовали заменить их «рабочими союзами»24, что на деле означало
бы ликвидацию подпольных организаций. Нелегальную партийную работу они объявляли
«обанкротившейся» 25.
Большевики Северного Кавказа, как и всей страны, развернули решительную борьбу против
попыток ликвидаторов подменить партийные организации «рабочими союзами». В Грозном,
Владикавказе и других местах Терека ее возглавили С. М. Киров, приехавший во Владикавказ в
мае 1909 г., П. Ятович, С. П. Каширин, X. А. Сахарова, И. Горбштейн, Г. Вартазаров, Викторов,
Иванов и др.; в Дагестане - И. В. Малыгин; на Кубани - И. В. Резников, П. И. Вишнякова, Ф. Е.
Дронин, М. А. Дроздов, В. Г. Сагинадзе, Т. А. Сухинин, Г. А. Целлер, С. П. Качурин, В. И. Засов,
И. Н. Третьяков и др.
Сохранение во второй половине 1907 - начале 1908 г. довольно развитой сети партийных
организаций показало, что попытки ликвидаторов заменить их «массовыми рабочими союзами»
натолкнулись на резкое противодействие большевиков.
Сильный удар был нанесен ликвидаторам на конференциях Северокавказского и Терско-
Дагестанского союзов РСДРП, состоявшихся в сентябре - ноябре 1907 г. В руководстве этих
союзов заметно усилилось влияние большевиков. Местонахождение центров союзов из Екате-
ринодара и Владикавказа, являвшихся традиционно центрами меньшевистского засилья в крае,
были перенесены в Грозный и Армавир, где имелось сильное пролетарское ядро рабочих
фабрично-заводской и нефтяной промышленности.
Деятельность партийных организаций под ударами репрессий значительно сузилась, но не
прекратилась.
Не прекратилось и движение рабочих Северного Кавказа, что видно из следующих данных: во
второй половине 1907 г. в крае произошло 39 стачек, в 1908 г. - 26, в 1909 г. - 19, в 1910 г. -11
стачек 26.
Первой после 3 июня 1907 г. политической кампанией в крае было осуждение третьеиюньского
государственного переворота. На Кубани, Черноморье, Ставропольской губернии и в других
районах Северного Кавказа были выпущены листовки, вскрывавшие реакционную
третьеиюньского переворота.
На государственный переворот передовые рабочие края по призыву большевиков ответили
забастовками протеста. В авангарде борь6ы шли рабочие Новороссийска, Екатеринодара,
Грозного и Армавира. В Екатеринодаре и Майкопе выступления рабочих окончились
столкновениями между бастующими и казаками. В Армавире в ходе всеобщей забастовки рабочие
добились от хозяев ряда уступок.
В ответ на усиление репрессий Грозненский комитет обратился к рабочим с призывом объявить
забастовку, которая организованно началась 19 июня. Бастующие сделали героическую попытку
освободить своих арестованных руководителей, но были встречены залпами, в результате чего
оказались убитыми или умерли от ран 10 человек, тяжелораненых было 20 человек. Но расстрел
не мог остановить борьбу рабочих. В день похорон жертв работу прекратил весь грозненский
пролетариат. Царизм был настолько встревожен событиями в Грозном, что министр торговли и
промышленности требовал доносить ему о них ежедневно телеграммами 27.
Вслед за грозненцами в борьбу включились рабочие Новороссийска. С 4 по 14 июля 1907 г. здесь
бастовали рабочие завода «Цепь»,
18 июля прекратили работы портовики, железнодорожники и грузчики,
19 июля - цементники. Всего в этих выступлениях, специально приуроченных к 19 июля - дню
траура по погибшим в 1905 г., - участвовало свыше 3 тыс. человек.
Одной из ярких страниц борьбы были героические выступления новороссийских рабочих в ноябре
- декабре 1907 г., направленные против попыток властей задушить революционное движение в
городе. Возглавил ее Черноморский комитет РСДРП. 13 ноября по его призыву 2 тыс. рабочих
объявили забастовку, подавленную с помощью войск, присланных по распоряжению Столыпина28.
Всего во второй половине 1907 г. на Северном Кавказе состоялось 39 забастовок, в том числе 23
политических. Наибольшее количество их приходилось на июнь, июль и октябрь 1907 г. Лишь в
30 из них приняло участие свыше 15,4 тыс. человек 29. За этот же период в городах края отмечено,
по неполным данным, 36 «волнений». В митингах и демонстрациях, проведенных большевиками
Грозного, Новороссийска, Екатеринодара, Армавира, ст. Кавказской и Гулькевичи в июне-июле в
знак протеста против государственного переворота, приняло участие свыше 18 тыс.человек 30
Выступления рабочих Северного Кавказа во второй половине 1907г. благодаря усилению влияния
большевиков на движение носили большей частью характер революционной борьбы и явились по
существу продолжением бурной эпохи первой русской революции.
В первой половине 1908 г. рабочее движение в крае пошло на убыль, но число выступлений было
еще значительным. В январе - июне 1908 г. здесь состоялось более 20 забастовок. Это столько же,
сколько в 1909-1910 гг. Более 61% стачек, характер которых известен, являлись политическими.
Наиболее организованно прошли выступления металлистов Армавира и Грозного, бондарей и
железнодорожников Дагестана, горняков Северной Осетии.
Начиная со второй половины 1908 г. движение рабочих края пошло резко на спад. За период с
июля 1908 г. по лето 1910 г. (начало нового революционного подъема) здесь состоялось 29
забастовок31. Это говорит о том, что в крае забастовочная борьба, несмотря на ее разрозненный,
экономический и оборонительный характер не прекращалась даже в самые мрачные годы реакции.
Школа борьбы первой русской революции оставила глубокий след в сознании рабочих, который
не могли вытравить никакие репрессии царизма.
И в годы реакции рабочий класс, как и в годы революции 1905-1907 гг., выступая гегемоном,
своей самоотверженной борьбой показывал пример демократическим слоям населения, вовлекая
их, в первую очередь крестьянство, в революционное движение.
Известие о разгоне II Думы, па которую трудовые слои деревни возлагали известные надежды,
было встречено крестьянами края с нескрываемым недовольством. Особо массовый характер они
приняли в Ставропольской губернии. В ряде случаев волнения крестьян выливались здесь в
вооруженные выступления (селение Круглолесское). В экономии Карпушина забастовка батраков,
начавшаяся 20 июля 1907 г., была подавлена военной силой. Продление закона о чрезвычайной
охране до 9 августа 1908 г., а затем и далее свидетельствовало о том, что царизм столкнулся вновь
в Ставропольской губернии с упорной борьбой крестьян.
В Ставропольской губернии в связи с проведением столыпинской аграрной реформы усиливается
процесс дифференциации крестьян, что вело к углублению второй социальной войны в деревне.
Реформа означала лишь возможность продать кулакам крестьянские наделы. Поэтому масса
крестьян губернии отнеслась к ее проведению враждебно. Крестьяне поджигали кулацкие дома, в
с. Московское кулакам не разрешали даже брать воду из речки для полива огородов. Крестьянские
сходы выносили приговоры, запрещающие собственникам земли пользоваться общественными
выпасами. Многие села «наотрез отказались изменить существующий общинный тип хозяйства»32.
Вторая соцальная война со второй половины 1907 г. достигла значительной остроты и массового
характера и в Кубанской области. В хуторах Романовском и Литвинова, в станице Отрадная, в
экономиях Мазаевых, Стояловых и Макеевых летом 1907 г. в митингах крестьян и батраков
приняло участие 13-15 тыс. человек. Власти доносили, что среди них агитацию вели «неизвестные
лица». Батраки и крестьяне, по примеру городского пролетариата, требовали повышения зарплаты,
улучшения условий труда и др.
На Кубани были также случаи проявления недовольства среди беднейшего казачества, которое
требовало нарезки дополнительных наделов за счет войскового запаса. На этой почве выступали
казаки станиц Горячеводской, Отрадной и др. Были и совместные выступления казаков и
«иногородних» крестьян, главным образом в станицах, мало обеспеченных землей. Совместные
выступления крестьян, «иногородних» и казаков происходили весной 1908 г. в селах Ивановском,
Богословском и станицах Отрадной, Попутной и Бесскорбной 33. В 1909 г. в станице Николаевской
Лабинского отдела выступление казаков было подавлено войсками34. В Черноморской губернии
аграрное движение выразилось в форме вооруженных нападений крестьян на помещичьи усадьбы.
В годы реакции аграрные «беспорядки» не прекращались и в Нагорной части Северного Кавказа.
Большого размаха они достигли в тех округах Дагестана, где сохранились крепостнические,
зависимые отношения крестьян от беков и царских властей, носили характер первой социальной
войны.
Значительного размаха аграрное движение достигло и на Тереке. Осетинские помещики писали,
что «чуть ли не каждую пядь земли приходилось им отстаивать от насильственного захвата» 35
В 1909г. на почве малоземелья наблюдались выступления крестьян Осетии.
В 1907-1910 гг. недовольство горцев Кабардино-Балкарии, Северной Осетии, Чечено-Ингушетии,
Адыгеи, Карачаево-Черкесии и Дагестана аграрной политикой царизма нашло выражение в подаче
многочисленных жалоб в землеустроительные комиссии на свое тяжелое положение, на захват
общинных земель сельской верхушкой. Как и следовало ожидать, комиссии не оправдали
надежды горцев. В телеграмме пяти горских обществ Нальчикского округа царским властям
говорилось, что «такое небрежное выполнение работ комиссией в столь важном деле, как решение
судьбы бедных горских народов, подействовало на горцев крайне потрясающе» 36. Более 2,9 тыс.
семей в Осетии, недовольные решением комиссии, подписали протест, с которым выступил в
печати от их имени общественный деятель А. Гассиев.
В Кабарде и Балкарии борьба крестьян была направлена главным образом против захвата
князьями, таубиямн и кулаками общинных и пастбищных земель. Сельские сходы требовали
возвращения пастбищ, передаваемых властями коннозаводчикам. В ауле Тебердинском крестьяне
в 1908 г. самовольно заняли захваченные знатью земли общины. Выступление было подавлено
силой, а главарь восставших С. Байчоров арестован и выслан из края 37. В том же году крестьяне с.
Атажу-кино-3 отобрали более 500 дес. земли у крупного коннозаводчика М. Тамбиева38. В 1909 г.
таким же образом поступили крестьяне с. Урусбиево со скотоводом У. Этезовым. Весной 1910 г.
чегемские крестьяне, арендовавшие у князя Т. Наурузова 1846 дес. земли 39, самовольно заняли ее.
Волнения с-были подавлены с помощью войск, 42 участника их брошены в тюрьмы 40.
Аграрное движение в Чечне приняло форму вооруженной борьбы. Для поимки известного вожака
крестьян Зелмхана власти создали специальные отряды. Но попытки обезоружить крестьян
приводили к неоднократным столкновениям между правительственными войсками и горцами.
Только в 1909 г. такие столкновения произошли в осетинском селении Гизель, в ингушском
Джейрахе и чеченском Гудермесе41. В ингушском ауле Базоркино произошло кровавое
столкновение между богатыми и бедными42. К первой социальной войне, носившей аграрно-
национальный характер, присоединилась вторая социальная война, вызванная социальным
размежеванием среди горцев.
Крестьянские выступления отмечены и в ряде других горских обществ Северного Кавказа. 26
декабря 1910 г. в ауле Хатукай в Адыгее произошло вооруженное восстание крестьян против
местных богачей и царских властей, которое квалифицировалось в официальной прессе как
проявление классовой борьбы.
Доведенные до отчаяния, крестьяне вооружились железными вилами, кольями, вступили в бой с
богачами, в результате чего много дворян и кулаков было избито. Восстание было подавлено с
помощью казаков, вызванных из Усть-Лабинской и других близлежащих станиц. По решению
суда 7 наиболее активных вожаков были сосланы в Сибирь 43.
В целом горское крестьянство боролось как против «своих» эксплуататоров, так и «чужих»
угнетателей. Аграрное движение сочеталось с национально-освободительным. В движении
преобладала первая социальная воина.
Движение рабочих и крестьян Северного Кавказа, как и во всей стране, в этот тяжелый период
реакции свидетельствовало о том, что опыт классовых битв начала XX в., школа борьбы в годы
буржуазно-демократической революции (1905-1907 гг.) оставили глубокий след в сознании
трудящихся масс, который не могли вытравить никакие репрессии царизма. Большевики готовили
массы к новым революционным битвам.
Новый революционный подъем, о неизбежности которого неустанно говорил В.И. Ленин,
наметился летом 1910 г.44 В авангарде его, вовлекая за собой демократические слои страны, шел
пролетариат во главе с партией большевиков. Вновь массовые стачки, как и в 1905 г.,
превратились в важнейшее средство революционного пробуждения различных слоев населения.
Вслед за промышленными центрами революционное движение начиналось на окраинах, в том
числе и на Северном Кавказе. Но происходило это со значительным отставанием. «Полоса полного
господства черносотенной реакции, - говорил В. II. Ленин, - кончилась. Начинается полоса нового
подъема» 45.
Новый революционный подъем оказал огромное влияние на ускорение процесса восстановления
партийных групп Северного Кавказа, на оживление деятельности тех организаций, которые
уцелели в годы реакции. Важную роль в этом сыграл, как и по всей стране, блок большевиков с
теми меньшевиками, которые высказывались за сохранение нелегальной РСДРП. Наиболее полно
этот блок был осуществлен в Грозном, Екатеринодаре, Новороссийске, Владикавказе и Петровске.
На Тереке и в Дагестане борьбу за восстановление и организационное укрепление партийных
групп возглавили С. М. Киров и И. А. Малыгин.
В Грозном и Петровске партийные группы, правда малочисленные, были сохранены. В 1910 г. С.
М. Кирову удалось восстановить партийную группу во Владикавказе. Минераловодскую группу
РСДРП возглавил большевик И. П. Побегайлов. В 1910-1911 гг. нелегальные партийные группы
активизировали свою деятельность в Екатеринодаре, Армавире, Новороссийске, Майкопе,
Тихорецке, Геленджике, Анапе, Ейске. Активную партийную и революционную работу на Кубани
и Черноморье вели в эти годы большевики: А. Г. Газенбуш, П. Н. Гудима, В.Т. Гавриш. И. Ф.
Павлюков, Т. А. Сухинин, А. М. Эбоноидзе, B.А. Попов, Е. П. Попов, В. И. Засов, В. И. Ефименко,
Г. А. Целлер, A.Л. Маженьянц, А.П. Кравченко, Е.Л. Васенко, Т.И. Шатов, Д.Д. Беседин, И.Н.
Третьяков и др.; на Тереке и в Дагестане - C.М. Киров, И.В. Малыгин, В.П. Передков, С.
Мамсуров, В. В. Будагов, И. Я. Турыгин. И. Н. Никитин, Е. А. Полякова, Ф. И. Серобабов, Н. А.
Анисимов, И. П. Побегайлов и др.
Связи партийных групп между собой и с крупными партийными и рабочими центрами страны, а
также с заграницей, прерванные или сильно ослабленные в годы реакции, в 1910-1911 гг. вновь
восстанавливаются, и как следствие этого усиливается поступление в край революционной
литературы.
Организационно и идейно нелегальные партийные группы укрепились в борьбе с ликвидаторами,
отзовистами и троцкистами. Работы B.И. Ленина и решения руководящих органов РСДРП,
доставленные сюда в 1910-1911 гг., мобилизовали местные партийные кадры на борьбу с
антипартийными элементами, сплачивая их вокруг нелегальных партийных организаций,
вооружая их правильной революционной тактикой.
По мере своего укрепления, расширения связей с промышленными предприятиями партийные
организации возглавляли выступления рабочих. Очень ярко это обнаружилось в 1910 г. во время
забастовок рабочих Петровска и Армавира 46.
В середине июля 1910 г. Петровская группа РСДРП по инициативе И. В. Малыгина, провела
экономическую забастовку бондарей Порт-Петровска. Для руководства ею был создан стачечный
комитет, который от имени рабочих вел переговоры с хозяевами. Под организованным напором
рабочих хозяева вынуждены были удовлетворить ряд требований. Менее организованно прошли
выступления грузчике Петровске в сентябре - октябре 1910 г.
Во второй половине 1910 г. заметно активизировалось стачечное движение в Армавире. 15 июня
1910 г. в знак протеста против несвоевременной выплаты зарплаты прекратили работы рабочие
завода Шумилкина. В декабре 1910 г. на экономической почве успешно бастовали 80 рабочих
«Акционерного общества бочарного производства Армавира» 47. Но это еще были единичные
выступления.
В 1911 г. заметного расширения в движении рабочих Северного Кавказа не наблюдалось. Число
забастовок даже несколько сократилось по сравнению с 1910 г. - с 11 до 8. Но в борьбу
включились новые рабочие коллективы. К ним относились рабочие типографии газеты
«Черноморское побережье» в Новороссийске, требовавшие увольнения старшего наборщика. Явно
политический характер носили забастовки новороссийских матросов пароходов «Бештау» и
«Трувор», которые выступили в августе 1911 г. в знак солидарности со своими товарищами в
Одессе48.
Отдельные выступления состоялись в 1911 г. и на Грозненских промыслах. Наиболее
организованно прошла забастовка части рабочих общества «Ахвердов и К°» в апреле 1911 г. В
октябре 1911 г. забастовали рабочие, занятые на строительстве моста через реку Подкумок.
Выступление было подавлено полицией.
Из выступления рабочих 1911 г. следует выделить организованную борьбу металлистов Армавира,
бастовавших дважды - в августе и октябре. Руководили ими; члены армавирской большевистской
группы А. П. Кравченко, В.И. Засов и др. Забастовка в октябре 1911 г. носила явно политический
характер, ибо рабочие отстаивали завоевание 1905 г. - больничный фонд, созданный на заводе
Мисожникова в упорной борьбе и вопреки существующим заходам. Полиция обрушилась
репрессиями на местную большевистскую группу. Самые активные деятели ее, которые
руководили забастовками, были высланы.
Организационное укрепление позволило местным большевистским группам расширить сеть
легальных организаций и проводить через них политическую работу среди рабочих. В этом
отношении в 1910-1911 гг. выделились «Кубанское общество народных университетов» в
Екатеринодаре, общество «Защита труда» в Новороссийске, «Просветительское общество» в
Армавире. Передовые рабочие активно участвовали в их работе. По данным властей в январе 1911
г., «число членов Кубанского общества народных университетов из рабочих все увеличивалось».
Мероприятия легальных организаций представляли удобный предлог для проведения партийных
собраний и встреч с передовыми рабочими. «Лекции в просветительском обществе, - сообщалось в
1911 г. из Армавира,- являются отличным предлогом для встреч и безнаказанных собраний
партийных работников, которые вполне конспиративно во время лекции, могут решать
необходимые им вопросы, требующие совместных обсуждении». Как видно, власти не
заблуждались относительно характера деятельности массовых рабочих организаций. Каждое
мероприятие, организуемое просветительскими обществами, являлось глубоко партийным делом и
решало определенную классовую задачу.
Образцом исполкома. для легальных возможностей для революционных целей являлась
публицистическая деятельность С. М. Кирова (Кострикова) в либеральной газете «Терек». Рисуя
различны., стороны местной жизни, он вел читателя к пониманию непригодности
господствующего строя и необходимости его замены. Это было нелегким делом: Приходилось
преодолевать цензурные преграды и бдительность полиции.
1912 год ознаменовался важнейшими событиями в партийной жизни. В январе в Праге состоялась
VI Всероссийская конференции РСДРП. которая, изгнав из партии ликвидаторов, положила
начало новому этапу в истории российской революционной социал-демократии.
Подготовка к Пражской партийной конференции, а затем и ее решения оказали определяющее
влияние на организационное укрепление партийных групп на Северном Кавказе, на усиление их
деятельности. Большевики края были информированы о созыве ее и о задачах, которые ставились
перед ней. После конференции в ряде городов края оживилась работа партийных групп,
ослабленных в результате репрессий в 1911 г.
В 1912 г. наиболее активно проявляли себя Екатерннодарская, Армавирская и Грозненская
организации РСДРП, которые возглавляли большевики. В активизации их деятельности большую
роль сыграли дальнейший подъем революционного движения в стране после Ленского расстрела,
выход газеты «Правда», кампании по страхованию рабочих и выборам в IV Государственную
думу.
В редакцию «Правды» вошел и депутат от рабочих Северного Кавказа в III Думе И П.
Покровский, который немало сделал для активизации деятельности кубанских партийных
организаций.
Почти все отряды пролетариата страны в той или иной мере принимали активное участие в
создании ежедневной рабочей газеты. Передовые рабочие Северного Кавказа также были в числе
первых групп, создававших «Правду». В. И. Ленин, говоря о внушительном числе их, указывал,
что «перед нами несомненно рассеянные во всей России, но объединенные сознательным
сочувствием к рабочей демократии представители пролетарских масс» 50. Первые групповые
сборы денег на «Правду» были получены из 50 городов страны, в том числе из Грозного,
Екатеринодара л Армавира. В этом большая заслуга большевиков края. (Ликвидаторы не
получили за первое полугодие 1912 г. ни одного сбора из Северного Кавказа.)
О возросшем влиянии партийных организаций Северного Кавказа на трудящихся края
свидетельствовали и выборы в IV Государственную думу. Несмотря на труднейшие условия
борьбы, в Новороссийске, Екатеринодаре, Анапе, Темрюке и других городах на первичных
выборах победу одержали представители социал-демократических организаций. На
заключительном этапе от социал-демократов баллотировался И П. Покровский, получивший на
последнем туре 31 голос. За кадета было подано 30 голосов, за правого делегата - 32.
Предательски нарушив соглашение, заключенное с социал-демократами, кадеты вступили в
сделку с черносотенцами и с помощью их голосов провели своего кандидата в Думу. Вскрывая
реакционную сущность буржуазных партий и разоблачая сговор кадетов с черносотенцами, В. II.
Ленин писал: «Кадеты на деле оказались еще хуже, чем мы их рисовали. Кадеты оказались
прямыми союзниками черных против с.-д. Предкальна, против с.-д. Покровского»51
Выборы были использованы большевиками Северного Кавказа для расширения своего влияния на
рабочих, для укрепления нелегальных партийных организаций.
В борьбе рабочих края отчетливо наметилось оживление после бурных революционных событий в
стране в апреле-мае 1912 г. С 8 (в 1911 г.) количество забастовок возросло до 22 в 1912 г., в первой
половине- 1913 г. на Северном Кавказе состоялось уже 35 забастовок.
Расширилась география борьбы рабочих, изменился и ее характер. В апреле-мае 1912 г. передовые
рабочие Екатеринодара, Армавира, Грозного, Новороссийска, Владикавказа, Майкопа и других
городов Северного Кавказа с возмущением и гневом откликнулись на расстрел ленских рабочих.
Впервые после 1908 г. почти повсеместно состоялись маевки. По поводу Ленского расстрела в
газете «Терек» была помещена статья С. М. Кирова, за что против него было возбуждено судебное
дело. В Грозненском нефтепромышленном районе в знак протеста против Ленского расстрела в
апреле 1912 г. была объявлена забастовка на промыслах общества «Шпис».
По количеству забастовок впереди шла Кубанская область, вслед за ней - Терская и Черноморская
губернии. В борьбу в 1912-1913 гг. включились новые рабочие коллективы - это нефтяники
Терека, цементники, железнодорожники и строители Новороссийска, трамвайщики, рабочие ряда
типографий Екатеринодара, извозчики и рабочие поташного завода Армавира, строители
туапсинского порта, Армавиро-Туапсинской и Кубано-Черноморской железных дорог, грузчики
Ейска, цементники Геленджика, бондари Порт-Петровска, рудокопы Северной Осетии, табачники
Владикавказа и др.
Начиная с весны 1912 г. произошел переход рабочих края от оборонительной борьбы к
наступательной. Возросла солидарность и сознательность рабочих. Наряду с участием в
групповых сбора:: па «Правду» от рабочих края отправлялись деньги в адрес рабочих Ленских
приисков, Петербурга, социал-демократических депутатов Думы. Все это указывало на тесную
связь передовых рабочих Северного Кавказа и их борьбы с общероссийским революционным
движением. Качественно новые черты борьбы рабочих Северного Кавказа на этой ступени
выразились в возросшем упорстве и настойчивости бастующих, усиление политических
выступлении, повышении рели крупных предприятии в забастовках.
Но в целом движение рабочих края поднималось ее значительным отставанием по сравнению с
крупными пролетарскими центрами России. Здесь еще не было массовых политических стачек,
характерных для борьбы рабочих крупных пролетарских центров. Слабо втягивались в борьбу
такие многочисленные отряды краевых рабочих, как горняки, цементники, железнодорожники,
пищевики и др. Около 41% всех забастовок, прошедших в крае в 1912 г., приходилось на
полиграфистов и строительных рабочих. Налицо была слабость чисто пролетарской основы
движения.
Начиная с августа 1913 г. па Северном Кавказе борьба рабочих пошла на подъем. В августе-
ноябре 1913 г. здесь состоялось 52 забастовки52. Такого в крае не было со времени революции
1905-1907 гг. В августе 1913 г.- июле 1914 г. на Северном Кавказе состоялось 120 забастовок. Это
было качественно новой ступенью в рабочем движении края за весь период нового
революционного подъема.
Особое место среди забастовок занимали массовые выступления грозненского пролетариата в
августе 1913 г. и феврале-марте 1914 г. и екатеринодарских рабочих в мае-июле 1914 г., оказавшие
огромное влияние на пробуждение рабочих Северного Кавказа.
Наибольшее количество забастовок приходилось на Кубанскую область (Екатеринодар, Армавир).
Всего за 1913-1914 гг. там состоялось 63 забастовки, на Тереке, шедшем вслед за Кубанью,-50, в
Дагестане-25, в Черноморской губернии - 18 и в Ставропольской губернии – 3.
Значительно возросла политическая активность рабочих. В период наибольшего подъема (август
1913 - июль 1914 г.) политические стачки составили уже 40%, смешанные - 27,5% от всех стачек
этого периода. Для сравнения укажем, что из всех забастовок, состоявшихся на Северном Кавказе
в 1910 - июле 1913 г., лишь 14,4% являлись политическими, а смешанных вообще не было. Стачки
на этапе подъема характеризовались неразрывной связью экономической и политической борьбы,
разнообразием форм ее проявления.
Круг требований рабочих расширился. Наиболее организованно прошли выступления
металлистов, горняков и печатников. В 1913 г. по количеству забастовок (24,1% к общему числу за
год) впереди шли горняки. В 1914 г. соотношение изменилось: на первое место выдвинулись
металлисты, на которых падало уже 30,5% забастовок. Расширилась чисто пролетарская основа
борьбы. По количеству политических забастовок и числу их участников металлисты опережали
все остальные категории рабочих: в 1914 г. на них приходилось 45,8% всех политических стачек и
36,2% от общего известного числа политических стачечников.
В зависимости от уровня промышленного развития н размещения пролетариата различные районы
Северного Кавказа были неодинаково вовлечены в борьбу. По той же причине и напряженность
движения была неодинаковой. Среди фабрично-заводских рабочих выделялись пролетарии
Кубани, среди горняков - нефтяники Чечено-Ингушетии. Центрами наиболее напряженной борьбы
являлись Грозный, Екатеринодар, Армавир, Новороссийск и Порт-Петровск, что отражало
размещение наиболее многочисленных и организованных пролетарских кадров в крае.
Но и этих городах по остроте, массовости, упорству, разнообразию форм, напряженности и
энергии борьбы, по характеру движение рабочих отставало от борьбы пролетариата в крупных
промышленных центрах. Это обусловливалось уровнем промышленного развития, характером
формирования, количественным и качественным составом местного отряда российского
пролетариата.
Усиление революционного настроения в городах способствовало активизации работы партийных
организаций по воспитанию трудящихся и руководству их борьбой. За весь период нового
революционного подъема время наиболее активной и оживленной деятельности партийных
организаций Северного Кавказа падало на август 1913 - июль 1914 г., т. е. оно совпадало с
подъемом стачечной борьбы в крае. Это не случайно.
Партийным организациям удалось восстановить и расширить своп связи с центральными
органами партии, прежде всего с ЦК партии, с газетой «Правда». ЦК был связан с краевыми
большевистскими группами через С. Я. Дальнюю-Дерман, которая поддерживала письменную
связь с Н. К. Крупской 53 и С. А. Заема.
Местные партийные организации установили тесные контакты и с фракцией большевиков в IV
Думе. В свою очередь, и фракция придавала этим контактам большое значение, о чем
свидетельствуют приезд депутата А. Е. Бадаева в Новороссийск в мае 1914 г. и его встречи с
представителями почти всех крупных местных предприятий. Приезд его способствовал идейному
и организационному укреплению Новороссийской организации, в работе которой принимал в то
время активное участие В. И. Невский. Новороссийские большевики окончательно порвали с
меньшевиками и образовали отдельную организацию, в которой особенно выделялись в 1913-
1914 гг. Т.И. Шатов, И.Ф. Россинский, Е.Л. Васенко, В.П. Передков, К.С. Шехтер, А.Е. Худанин.
Екатеринодарские большевики поддерживали связи с Петербургским комитетом большевиков. В
конце 1913 г. его представитель побывал в Екатеринодаре, что сыграло важную роль в
дальнейшем идейном и организационном сплочении местной партийной организации, в которой
видную роль играли Г. Седин, П. Вишнякова, А. Лиманский, Я. Олейников, Я. Полуян, М.
Дроздов, Я. Вишняков, М. Марочкин, 3. Зенкович, П. Полторацкий, А. Мелещенко. М. Корякин.
П. Гудима, Е. Драницын, И. Павлюков, Д. Бендукидзе и др. Вновь, как и в 1905-1907 гг.,
Екатеринодар сделался центром сосредоточения партийных сил Кубани.
В 1912-1914 гг. большевистские группы возродились на станции Тихорецкая, в Анапе, Майкопе,
Ставрополе, Порт-Пегровске, Пятигорске, Минеральных Водах. На Тереке по-прежнему работу
партийных организаций возглавлял С. М. Киров.
Значительно усилилась в 1913-1914 гг. и деятельность большевиков по расширению сети
легальных рабочих организаций и по использованию их в революционных целях. В этом
отношении особое значение приобрели страховые общества, больничные кассы, воскресные
школы, просветительские общества и др. Впервые после реакции в Екатеринодаре,
Новороссийске, Грозном, Армавире, Ставрополе возродились профсоюзы. Партийные
организации края, как и в 1905-1907 гг., приступили к изданию собственной революционной
литературы в виде листовок. На крупных предприятиях были созданы революционные кружки,
через которые они руководили забастовочным движением.
«Правда» завоевала на Северном Кавказе огромный авторитет в пролетарской среде. На начало
июля 1914 г. только в Кубанской области «Правду» получали 245 подписчиков в 17 населенных
пунктах54. К голосу «Правды» прислушивались тысячи передовых pабочих Северного Кавказа.
Своеобразным экзаменом идейной зрелости рабочих края была политическая кампания,
проведенная партией в поддержку газеты. Партийные организации и передовые рабочие достойно
его выдержали. За 1912-1914 гг. с различных мест Северного Кавказа на «Правду» были получены
67 групповых и 9 единоличных взносов на общую сумму в 440 р. 46 к. Для сравнения укажем, что
ликвидаторы собрали здесь лишь 33 групповых и 6 единоличных взносов на сумму 237 р. 53 к.
Судя по этим данным, две трети рабочих Северного Кавказа шли за «Правдой».
Более чем в 13 городах и населенных пунктах Северного Кавказа сложилось свыше 37
правдистских групп. В таком промышленном районе, каким являлся Грозненский, ликвидаторы
потерпели среди рабочих полное поражение. Здесь они не собрали ни одного взноса, а «Правдам
получила оттуда 16 сборов.
«Правда» была среди рабочих края самой распространенной газетой. Партийные организации и
передовые рабочие Северного Кавказа участвовали в создании «Правды», поддерживали ее
материально регулярными взносами, подпиской, распространением, корреспонденцией,
открытыми выступлениями против попыток правительства задушить ее.
Подъем рабочего движения в крае в 1913-1914 гг., расширение партийной работы, проникновение
правдистских идей в различные по уровню политической подготовки слон рабочих находились в
прямой связи с процессом политического пробуждения и классовой активизацией местных
рабочих. По количеству стачек последние полтора года нового революционного подъема (июль
1913-1914 г.) превзошли уровень 1906-июнь 07 г.- период отступления первой русской революции,
т. е. соответственно в крае состоялись в эти годы 159 и 150 забастовок 55. Огромная заслуга в
организации рабочего движения принадлежала большевикам.
Накануне первой мировой войны значительно возросла авангардная роль рабочих в общенародном
движении. Она определялась не только широким диапазоном стачечной борьбы, ростом ее
политической направленности, но и вовлечением в борьбу непролетарских слоев населения.
прежде всего ростом аграрного и национально-освободительного движения, на которое решающее
влияние оказывала борьба рабочих.
На Северном Кавказе национальное движение в зависимости от степени дифференциации классов
и развитости их борьбы и других факторов принимало разнообразные формы и представляло
собой пеструю картину. Из общего потока его в рассматриваемый период можно выделить
следующие главные течения.
Буржуазно-монархическое течение, главной опорой которого были бывшие князья, офицеры,
вышедшие из феодального сословия, беки, даже часть духовенства. В сохранении самодержавия
они видели гарантию своего благополучия и добивались расширения своего участия в угнетении
трудящихся масс. В свою очередь, и царизм видел в них свою социальную опору. С царизмом п с
его опорой горские крестьяне находились в непримиримом антагонизме.
Панисламское и пантюркистское течение включало в себя значительную часть феодалов и
мусульманского духовенства, буржуазно-националистические круги светской и исламской
интеллигенции. На Тереке его возглавил А. Цадиков, в Дагестане И. Гайдаров и др. «Турецкая
ориентация - писал М. Дахадаев впоследствии, - сильна в кругах, которым не выгодна русская
революция (духовенство, беки)»56. Пантюркисты, как и панисламисты, проповедовали классовой
мир, разжигали национальную вражду, стремились подчинить трудящихся горцев одной из
мусульманских стран.
Прямую противоположность указанным реакционным течениям представляло движение
угнетенных трудящихся против «своих» и «чужих» угнетателей, за социальное и национальное
освобождение.
В рассматриваемый период под воздействием класса-гегемона - российского пролетариата - на
Северном Кавказе произошел подъем национально-освободительного и аграрного движения.
Формы проявления его были различными - от массовой подачи жалоб и массового отказа нести
повинности, нередко зависимым крестьянством целых округов (например, в Дагестане), до
массовой вооруженной борьбы.
В Дагестане борьба райятского населения против своих беков и царской администрации,
вооруженной рукой поддерживающей феодалов, приняла массовый характер. В 1910-1913 гг. она
охватывала 5 из 9 округов, 90 населенных пунктов, насчитывающих 13 тыс. «дымов» зависимого
населения. «Правда», подчеркивая упорный и организованный характер движения райят
Дагестана, писала: «Раб заговорил голосом свободного человека. Крестьяне категорически
отказались (за малым исключением) работать на беков. Начались аграрные беспорядки, вмешалась
администрация, но раб-дагестанец не поддавался» 57. Это и было главной причиной ликвидации
зависимых отношений в Дагестане в 1913 г. Борьба ранят за свое освобождение была одним из
ярких эпизодов первой социальной войны на Северном Кавказе в годы нового революционного
подъема.
Высшей формой проявления ее в крае явились вооруженные выступления кабардино-балкарской
бедноты в 1913 г. против захвата кабардинскими коннозаводчиками Зольских сельских пастбищ.
Тогда же для руководства трудовыми массами революционно настроенные крестьянские вожаки
(Калмыков, Кашежев, Мальбахов, Хусейнов и др.) создали революционно-демократическую
организацию «Карахалк» («Беднота») 58. На ее деятельность, как и на выступления кабардино-
балкарских крестьян59, большое влияние оказали терские большевики во главе с С. М. Кировым.
Руководители Зольского восстания Бетал Калмыков, Али Жамбеков, Пшемахо Ирижев, Мирзабек
Абаэов и другие вели нелегальную работу среди трудового народа Кабарды, поднимали его
против кабардинской знати и кулаков.
29 мая 1913 г. началось Зольское восстание кабардинских и балкарских крестьян Урусбиевского
общества, в котором участвовало 12 тыс. человек60. Восставшие захватили Зольские и Нагорные
пастбища и изгнали оттуда княжеских и помещичье-кулацких охранников. Лишь с помощью
крупных войсковых соединений царской администрации 4 июня удалось подавить восстание.
Более 60 его активных участников и руководителей было брошено в тюрьмы и сослано в Сибирь.
Вслед за Зольским 22 июля 1913 г. началось Черекское восстание балкарских крестьян. Оно было
вызвано захватом общественного Карасуйского леса таубиями Жанхотовымн. Их усадьбу
разгромили крестьяне Балкарского общества. 30 толя восстание было подавлено. Свыше 60
участников было привлечено к уголовной ответственности, а руководители - М. Цораев, X.
Макаев, М. Ораков - брошены в тюрьму 61.
Зольское и Черекское восстания способствовали росту классового самосознания кабардинских и
балкарских крестьян.
Широки!й отклик в Кубанской области и за ее пределами вызвало восстание адыгейских крестьян
аула Хаукуриновский (ныне Шовгеновский) весной 1913 г., вызванное усилением социального и
колониального гнета. С помощью воинских частей царские власти расправлялись с восставшими,
хотя последние и оказали вооруженное сопротивление. По решению Новочеркасской судебной
палаты около 20 вожаков восстания были отправлены в тюрьму и на каторгу62.
В Чечено-Ингушетии в годы нового революционного подъема выступления крестьян также
носили антиколониальный и классовый характер. Как правило, они заканчивались кровавыми
столкновениями между горцами-крестьянами и карательными отрядами царизма. Власти, по
понятной причине, называли выступления в Чечне «разбоем». Лишь «Правда» последовательно
вскрывала их подлинную причину - колониальный гнет царизма.
В годы нового революционного подъема в ряде районов края развертывалась и такая форма
борьбы, как движение против усиления русификаторской политики царизма. Самым ярким
выступлением подобного рода явилось движение горцев Дагестана, известное под названием
«антиписарского», направленного против попыток реформировать сельское делопроизводство,
подчинить его администрации.
Горцы встретили реформу делопроизводства враждебно. В январе-марте 1914 г. во многих округах
Дагестана прошла волна выступлений. 13 марта 1914 г. толпа восставших (до 6 тыс. человек)
подошла к Темир-Хан-Шуре, где была остановлена войсками во главе с губернатором. К вечеру
горцы были оттеснены, а к утру 14 марта - рассеяны. Но и власти, встретив упорное
сопротивление горцев, вынуждены были отказаться от принудительного проведения реформы.
Одной из задач этой реформы было введение русского письмоводства. Несмотря на цели царизма,
оно могло бы иметь некоторое положительное значение. Но делалось это военно-полицейскими
методами, за счет трудящихся, которые находились на грани нищеты. «Антиписарское» движение
в Дагестане протекало под влиянием дагестанских революционеров У. Буйнакского, М. Дахадаева,
М.-М. Хизроева, С. Габиева и др.
Борьба городского пролетариата оказывала воздействие на трудовое казачество и «иногороднее»
крестьянство, которые выражали свой социальный протест в различных формах. На Кубани в 1910
г. для усмирения крестьян с. Киевского Темрюкского отдела власти вызвали команду казаков.
Против повышения арендной платы на землю выступили крестьяне в имении «Сукко».
Недовольство проявляло и беднейшее казачество, выступившее в 1910 и 1912 гг. во время
лагерных сборов против издевательств вахмистров и урядников 63.
В годы нового революционного подъема батрацко-крестьянское движение приняло наиболее
острый характер в Ставропольской губернии, где степень расслоения в деревне была значительно
выше, чем в других районах Северного Кавказа. Ставропольская губерния являлась одной из
крупных арен крестьянской борьбы в России. Если в округах с горским крестьянством в аграрном
движении преобладала, в силу слабости классового расслоения в ауле, первая форма социальной
войны (борьба против «своих» и «чужих» феодалов), то в Ставропольской губернии ведущее
место в нем принадлежало второй социальной войне, т. е. была направлена против столыпинской
аграрной реформы и сельской буржуазии, грабившей крестьян и батраков. Борьба крестьян
особенно усилилась здесь в связи с введением с января 1913 г. земства. Антиземские выступления
охватывали десятки тысяч крестьян губернии.
Размах и характер национально-освободительного и аграрного движения на Северном Кавказе в
1913-1914 гг., его подъем были обусловлены подъемом рабочего революционного движения в
стране и в крае. Если начертить кривые, изображающие рабочее, аграрное и национально-
освободительное движение в крае, то обнаружится самая тесная связь между ними. В. И. Ленин,
подчеркивая общенародный характер борьбы российского пролетариата, писал в феврале 1913 г.:
«Выступление пролетариата, как гегемона (руководителя) вопреки антидемократическим
настроениям либералов, - вот, что самое важное и исторически-своеобразное в наших стачках» 64.
Обострение рабочего, крестьянского и национально-освободительного движения на Северном
Кавказе в 1913-1914 гг. было не чем иным, как одним из признаков революционного кризиса в
общенациональном масштабе. Но борьба в крае не дошла до вооруженных восстании и массовых
демонстраций, как это было в 1905 г. Недостаточно активно проявляли себя крестьянство и
солдатские массы. Да и отдельные слои пролетариата, например железнодорожники, в силу
глубоких изменений в их составе не смогли подняться до всеобщей забастовки и уличных
демонстраций.
1 Ленин В. П. Поли. собр. соч. Т. 17. С. 400.
2 ГАРО. Ф. 26. Оп. 5. Д. 2523. Л. 155-156.
3 ЦГИА ГССР. Ф. 264. Оп. 3. Д. 155. Л. 23-24.
4 Шигабудинов М. Ш. Рабочее движение на Северном Кавказе в годы реакции (1907-1910).
Махачкала. 1973. С. 16.
5 ЦГИА ГССР. Ф. 13. Оп. 21. Д. 34. Л. 13-44; Оп. 28. Д. 22. Л. 69-80;
Ф. 114. Оп. 1. Д. 525. Л. 38-70. Подсчет наш.- Авт.
6 Там же. Ф. 13. Оп. 1. Д. 2954. Л. 50 ои.
7 Северная Осетия в революции 1905— 1907 гг.: Документы и материалы. Орджоникидзе,
1955. С. 278-281.
8 ЦГА КБАССР. Ф. 6. Оп. 1. Д. 698. Л. 12.
9 Шигабудинов М. Ш. Рабочее движение на Северном Кавказе в годы реакции (1907-1910).
10 Гриценко Н. П. Горский аул и казачья станиця Тер»-ка накануне Ок-тябрьской
революции. Грозный. 1972.
11 Ленин П. II. Поли. собр. соч. Т. 23. С. 2HV
12 С.тлвршт.'п.'ч.мй край в истории СССР. Ставрополь. 1975. С. 69.
13 Ерохип П. Т. Расслоение крестьянства и классовая борьба в ставропольской дерение н
период между двумя буржуазно-демократическими революциями // К вопросу политического,
хозяйственного и культурного развития Северного Кавказа. Ставрополь, 1969. С. 55.
14 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 23. С. 358.
15 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 16. С. 315.
16 Невская В. П. Аграрный вопрос в Карачаево-Черкесии в эпоху империализма.
Черкесск. 1972. С. 149.
17 Шигабудинов М. Ш. Рабочее движение в годы нового революционного подъема и первой
мировой войны (1910 - февраль 1917). Махачкала, 1970. С. 35.
18 ЦГИА ГССР. Ф. 13. Оп. 23. Д. 1987. Л. 5.
19 Гриценко П. П. Указ. соч. С. 235.
20 История Ceвеpo-Осетинской АССР. М., 1959. С. 303.
21 Щеголев А. И. Крестьянское движение в Кабарде и Балкарии в годы столыпинской
реакции и нового революционного подъема. Нальчик, 1962.
22 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 6. С. 396.
23 ЦГИА ГССР. Ф. 114. Оп. 4. Д. 1381. Л. 1.
24 Там же. Л. 2-2 об.
25 Очерки истории Краснодарской организации КПСС. Краснодар, 1966. С. 96.
26 Шигабудинов М. Ш. Статистика стачек на Северном Кавказе (июнь 1907 -январь 1917 г.) //
Вопросы истории Дагестана. 1975. Вып. 3. С. 62.
27 ЦГИА ГССР. Ф. 264. Он. 1. Д. 3534. Л. 176.
28 Скибицкий В. А. Героические годы. Краснодар. 1956. С. 116-117; ЦГАОР СССР. Ф. 102.
4-е делопроизводство. 1907 г. Д. 86. Ч. 2. Л. 14, 62.
29 Шигабудинов М. Ш. Статистика стачек... С. 62-63.
30 Там же. С. 138.
31 Там же. С. 62.
32 ИГВИА. Ф. 400. Оп. 306. Д. 251 Л. 121.
33 Мужев И. Ф. Казачество Дона, Кубани и Терека в революции 1905-1907 гг.
Орджоникидзе, 1963. С. 71.
34 Очерки истории Краснодарской организации КПСС. 2-е изд. Краснодар 1976. С. 70.
35 История Северо-Осетинской АССР С. 306.
36 ЦГВИА. Ф. 1300. Оп. 7. Д. 165. Л. 136.
37 ГАОО Ф. К». Он. 3. Д. 'на .1 1-2.
38 История Кабарды с древнейших времен до наших дней. М.. 1957. Т. 1. С. .489.
39 ЦГА КБАССР. Ф- 6 Оп. 1. Д. 9; Д. 18. Л. 37.
40 История Кабардино-Балкарской АССР. М., 1967. Т. I. С. 390.
41 Колосов Л. Н. Чечено-Ингушетия накануне Великого Октября (1907-1917 гг.). Грозный.
19(58. С. 126-127.
42 Там ж.-. С. 131.
43 газ. Кубанский край. 1910. 31 дек.
44 См.: Ленин В. II. Поли. собр. соч. Т. 20. С. 74.
45 Там же.
46 Шигабудинов М. Ш. Рабочее движение на Северном Кавказе в годы реакции (1907-1910); Он
же. Статистика стачек-... С. 51—82.
47 Седина А. М. Страницы из истории рабочего движения на Кубани. Краснодар, 1961. С. 22.
48 Там же. С. 25.
49 ГАКК. Ф. Ь83. Оп. 1. Д. 873. Л. 162.
50 См.: Ленин В. II. Поли. собр. соч. Т. 21. С. 432-433.
51 Ленин В. II. Поли собр. соч. Т. 22. С. 336.
52 Шигабудинов Л/. Ш. Статистика стачек... С. 51-82.
53 Адресная книга ЦК РСДРП (1912-1914 гг.)//Ист. архив. 1959. № 1. С. 19.
54 газ. Трудовая правда. 1914. 1 июля. № 29.
55 Шпгабудиноо М. Ш. Статистика стачек... С. 62; Он же. Рабочие в авангарде революционного
движения на Северном Кавказе в 1905-1907 гг.// Революция 1905-1907 гг. в Дагестане.
Махачкала. 1970. С. 58.
56 газ. Борьба. 19IS 30 марта. № 42.
57 газ. Правда. 1913. 10 февр. № 6.
58 Очерки истории Кабардино-Балкарской организации КПСС. Нальчик, 1971. С. 8.
59 Кокисв Г. А. Аграрное движение в Кабарде в 1913 г. Нальчик, 1946. С. 11—12; Цораев М. М.
Восстание кабардинских и балкарских крестьян в 1913 г. Нальчик. 1963. С. 35: Карданов Ч. Э.
Аграрное движение в Кабарде и Балкарии (конец XIX-начало XX в.). Нальчик. 1963. С. 138; Гугов
Р. А'., Улигов У. А. Очерки революционного движения в Кабардино-Балкарии. Нальчик, 1967. С.
109-113.
60 История Кабардино-Балкарской АССР. Т. 1 С 39°
61 Карданов Ч. Э. Указ. соч. С. 157-158; Цораев М. М. Указ. соч. С. 55.
62 газ. Кубанский край. 1913. 13 июня.
63 Очерки истории Краснодарской организации КПСС. С. 80.
64 Ленин В. П. Поли. собр. соч. Т. 22. С. 354.

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

Ашрыкъ (кукурузный суп)

Ашрыкъ (кукурузный суп)

Ашрыкъ (кукурузный суп)     Это очень старый суп с языческими корнями, традиционно его готовили весн...

Фасолевый суп с вяленым мясом

Фасолевый суп с вяленым мясом

Фасолевый суп с вяленым мясом     В кабардинской кухне есть два интересных и любимых мною рецепта: ф...

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)     В кабардинской кухне изначально было не очень много бл...

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)     Cуществуют несколько разновидностей Либжэ ...

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)     Адыги мясо готовят преимущественно в натуральном виде - варя...

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)     Гедлибже - национальное кабардинское блюдо. Своеобраз...

Паста (мамалыга)

Паста (мамалыга)

Паста (мамалыга)     Многие называют мамалыгу (паста по-кабардински, абыста по-абхазски) крутой каше...

Джэд ла (курица в тесте)

Джэд ла (курица в тесте)

Джэд ла (курица в тесте)     Джэд ла (курица в тесте) - национальное блюдо, которое легкое в изготов...

Сладкий слоеный хлеб

Сладкий слоеный хлеб

Сладкий слоеный хлеб     Слоеный кабардинский хлеб - очень популярное лакомство, представлено двумя ...

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)     Из множества кабардинских пирогов (дэлэн) мой самый любимый вариа...

Кухня кабардинцев

Кухня кабардинцев

Лягур (мясо вяленое) Визитной карточкой кабардинской кухни (помимо гедлибже) является лягур - сушеное или вяленое мясо...

Лакумы

Лакумы

Лакумы   Лакумы это пышки, которые готовятся в большом количестве кипящего растительного масла - во фритюре. ...

Лягур (мясо вяленое)

Лягур (мясо вяленое)

Лягур (мясо вяленое)   Визитной карточкой кабардинской кухни (помимо гедлибже) является лягур - сушеное или в...