Мы в Second Life

Ошибка
  • Невозможно загрузить ленту новостей

ГЛАВА 3 § 2. Появление государства у восточных славян

§ 2. Появление государства у восточных славян

 

Первые упоминания о Руси. Первое государство в землях восточных славян получило название Русь. По имени его столицы — города Киева — ученые стали впоследствии называть его Киевской Русью, хотя само оно никогда себя так не называло. Просто Русь или Русская земля. Откуда же возникло это имя?

Первые упоминания имени Русь относятся к тому же времени, что и сведения об антах, славянах, венедах, т. е. к V—VII вв. Описывая племе­на, жившие между Днепром и Днестром, греки называют их антами, ски­фами, сарматами, готские историки — росоманами (русыми, светлыми людьми), а арабы — русью. Но совершенно очевидно, что речь шла об од­ном и том же народе.

Проходят годы, имя Русь все чаще становится собирательным для всех племен, живших на огромных пространствах между Балтикой и Черным морем, окско-волжским междуречьем и польским пограничьем. В IX в. имя Русь упоминается в трудах византийских, западных и восточных авто­ров несколько раз.

860 г. датировано сообщение византийских источников о Нападении Руси на Константинополь. Все данные говорят за то, что эта Русь была рас­положена в Среднем Поднепровье.

От этого же времени доходят сведения об имени Русь и на севере, на побережье Балтийского моря. Содержатся они в «Повести временных лет» и связаны с появлением легендарных и неразгаданных до сего времени ва­рягов.

Летопись под 862 г. сообщает о призвании племенами новгородских словен, кривичей и чуди, живших в северо-западном углу восточно-сла­вянских земель варягов. Летописей сообщает о решении жителей тех мест: «Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву. И пошли за море к варягам, к Руси». Далее автор пишет, что «те варяги назывались русью», точно так же, как свои этнические названия имели шведы, нор­манны, англы, готлашшы и др. Таким образом, летописец обозначил этни­ческую принадлежность варягов, которых он называет русью. «Земля наша велика и обильна, а наряда [управления] в ней нет. Приходите княжить и владеть нами».

Летопись не раз возвращается к определению того, кто такие варяги. Варяги — это пришельцы, «находники», а коренное население — словени, кривичи, угро-финские племена. Варяги же, по словам летописца, «сидят» на востоке от западных народов по южному берегу Варяжского (Балтий­ского) моря.

Таким образом, пришедшие к славянам варяги, словени и иные жив­шие здесь народы и стали называться русью, «А словеньский язык и рус­ский одно есть», — пишет древний автор. В дальнейшем и поляне, жившие южнее, также стали называться русью.

Таким образом, имя Русь появилось в восточно-славянских землях на юге, постепенно вытеснив местные племенные наименования. Появилось оно и на севере, принесенное сюда варягами.

Надо вспомнить, что славянские племена овладели в I тысячелетии н. э. огромными пространствами Восточной Европы между Карпатами и южным побережьем Балтийского моря. Среди них названия русы, руси­ны были весьма распространены. До настоящего времени на Балканах, в Германии живут их потомки под своим собственным названием русины, т. е. русые люди, в отличие от блондинов — германцев и скандинавов и темноволосых обитателей юга Европы. Часть этих русинов передвину­лась из Прикарпатья и с берегов Дуная в Поднепровье, о чем сообщает и летопись. Здесь они сошлись с обитателями этих краев, также славянско­го происхождения. Другие русы, русины осуществляли контакты с восточ­ными славянами в северо-восточном районе Европы. Летопись точно ука­зывает «адрес» этих русов-варягов — южные берега Балтики.

Варяги воевали с восточными славянами в районе озера Ильмень, бра­ли с них дань, затем заключили с ними какой-то «ряд», или договор, и в по­ру их межплеменных усобиц пришли сюда в качестве миротворцев со сто­роны в качестве нейтральных правителей. Такая практика приглашения князя или короля на правление из близких, зачастую родственных земель была весьма распространена в Европе. Эта традиция сохранилась в Новго­роде и позднее. Туда приглашали на княжение владетельных особ из других русских княжеств.

На основании сообщения летописи о варягах некоторые ученые, и за­рубежные, и русские, в XVIII—XX вв. создали и отстаивали так называе­мую норманнскую теорию происхождения Русского государства. Ее суть заключается в том, что государство на Руси было привнесено извне пригла­шенными князьями, что оно было создано норманнами, скандинавами, носителями западной культуры, — именно так понимали варягов эти исто­рики. Сами же восточные славяне якобы не могли создать государственно­го устройства, что говорило об их отсталости, исторической обреченности и т. д. Эта теория нередко использовалась на Западе в периоды противо­стояния нашей Родины и ее западных противников.

Ныне историки убедительно доказали развитие государственности на Руси задолго до «призвания варягов». Однако до настоящего времени от­звуком этих споров является дискуссия о том, кто такие варяги. Норманни- сты продолжают настаивать на том, что варяги были скандинавами, осно­вываясь на свидетельствах разветвленных связей Руси со Скандинавией, на упоминании имен, трактуемых ими как скандинавские, в составе русской правящей верхушки.

Однако подобная версия полностью противоречит данным летописи, помещающей варягов на южных берегах Балтийского моря и четко отде­ляющих их вIX в. от скандинавов. Против этого говорит и возникновение контактов восточных славян с варягами как с государственным объедине­нием вто время, когда Скандинавия, отстававшая от Руси в своем социаль­но-экономическом и политическом развитии, не знала вIX в. ни княже­ской или королевской власти, ни государственных образований. Славяне же южной Прибалтики знали и то и другое. Конечно, споры о том, кем бы­ли варяги, будут продолжаться.

«Военная демократия». В VIII — первой половинеIX в. у восточных славян стало складываться общественное устройство, которое историки называют «военной демократией». Это уже не первобытность с ее равенст­вом членов племени, племенными собраниями, вождями, выбранными на­родом, народными племенными ополчениями, но еще и не государство с его сильной центральной властью, объединяющей всю территорию стра­ны и подчиняющей себе подданных, которые сами резко различаются по политической роли в обществе, по своему материальному, правовому по­ложению.

В руках тех, кто руководил племенем, а позднее союзами племен, кто организовывал набеги на ближних и дальних соседей, собиралось все боль­ше богатств. Вожди, которые прежде выбирались благодаря своей мудро­сти, справедливости, теперь превращаются в племенных князей, в чьих ру­ках концентрируется все управление племенем или союзом племен. Они возвышаются над обществом и благодаря своим богатствам, поддержке во­енных отрядов, состоящих из сподвижников. Рядом с князем выделяется у восточных славян и воевода, являющийся предводителем племенного войска. Все более значительную роль играет дружина, которая отделяется от племенного ополчения, становится группой воинов, лично преданных кня­зю. Это так называемые отроки. Эти люди уже не связаны ни с земледелием, ни со скотоводством, ни с торговлей. Их профессия — война. А поскольку мощь племенных союзов постоянно растет — война становится для этих лю­дей постоянным занятием. Их добыча, за которую приходится платить увечьем или даже жизнью, намного превышает результаты труда земледель­ца, скотовода, охотника. Эти люди становятся в обществе особой привиле­гированной частью. Обособляется со временем и племенная знать — главы родов, сильных патриархальных семей. Выделяется и знать, чьим основным качеством является воинская доблесть, мужество. Поэтому вся эта демокра­тия периода становления государства приобретает военный характер.

Военный дух пронизывает весь строй жизни этого переходного обще­ства. Грубая сила, меч лежат в основе выделения одних и начавшегося при­нижения других. Но традиции старого строя еще существуют. Действует племенное собрание — вече. Князья и воеводы еще выбираются народом, но уже просматривается стремление сделать власть наследственной. Сами выборы со временем превращаются в хорошо организованный спектакль, который ставят сами князья, воеводы, представители знати, В их руках вся организация управления, военная сила, опыт.

Сам народ перестает быть единым. Основную часть племени составля­ли «люди» — «люлины». Это определение означает в единственном числе «свободный человек». У восточных славян в таком же смысле использова­лось название «смерд». Но, среди «людей», «смердов» стали выделяться «вой», которые имели право и обязанность участвовать в войске и в народ­ном собрании — вече. Вече в течение долгих лет оставалось верховным ор­ганом племенного самоуправления и суда. Степень богатства еще не явля­лась основным признаком неравенства, оно определялось другими обстоя­тельствами — тем, кто играл основную роль в хозяйстве, кто был наиболее сильным, сноровистым, опытным. В обществе, где преобладал тяжелый ручной труд, такими людьми были мужчины, главы больших патриархаль­ных семей, так называемые мужи, они среди «людей» стояли на высшей об­щественной ступеньке. Женщины, дети, другие члены семьи («челядь») подчинялись «мужам». Уже в это время в семье появился слой людей, нахо­дившихся в услужении, — «слуги». На нижних ступенях общества обрета­лись «сироты», «холопы», которые не имели семейных связей, а также со­всем бедная часть соседской общины, которых называли «убогими», «скуд­ными», «нищими» людьми. На самом низу социальной лестницы находились «рабы», занимавшиеся принудительным трудом. В их число, как правило, попадали пленные — иноплеменники. Но, как отмечали ви­зантийские авторы, славяне по истечении определенного срока отпускали их на волю, и они оставались жить в составе племени.

Таким образом, весь строй племенной жизни периода «военной демо­кратии» был сложным, разветвленным. В нем четко наметились социаль­ные различия.

Два русских государственных центра: Киев и Новгород. К концу VIII — началу IX в. экономические и социальные процессы в восточно-славянских землях привели к объединению различных племенных союзов в сильные межплеменные фуппировки. Центрами такого притяжения и объединения стали Среднее Поднепровье во главе с Киевом и северо-западный район, где фуппировались по­селения вокруг озера Ильмень, вдоль верховьев Днепра, по берегам Волхо­ва, т. е. близ ключевых пунктов пути «из варяг в греки». Поначалу речь шла о том, что эти два ценфа стали все более и более выделяться среди других крупных племенных союзов восточных славян.

У полян ранее, чем у других племенных союзов, обнаружились признаки государственности. В основе этого лежало наиболее быстрое экономическое, политическое, социальное развитие края. Полянские племенные вожди, а позднее киевские князья держали в своих руках ключи от всей днепровской магистрали, а Киев был не только центром ремесла, торговли, к которому тянулась вся земледельческая округа, но и хорошо укрепленным пунктом.

Боевые походы на юг и восток. К этому времени относятся нападения русской рати на крымские владения Византии. Русы передвигались на бы­строходных ладьях, которые могли идти и на веслах, и под парусами. Таким образом они покрывали офомные расстояния по рекам, Черному, Азов­скому, Каспийскому морям. Из одного водоема в другой суда перетаскива­лись волоком, для чего использовались специальные катки.

С моря русы «воевали» южное побережье Крыма от Херсонеса до Кер­чи, взяли штурмом город Сурож (нынешний Судак) и разграбили его. Здесь с русским вождем приключилась беда. Победителя поразил недуг: лицо его «обратилось вспять». И только прекращение насилия и грабежей, освобож­дение пленных по просьбе местных христиан привели к чуду: князь выздо­ровел и тут же принял крещение. До нас, пусть в легендарной форме, дохо­дит известие о первом крещении Руси, которое, несомненно, отразило об­щее стремление народов Европы к переходу к христианству.

К началу IX в. Полянские земли уже освободились из-под власти хазар и перестали уплачивать им дань, но другие русские земли еше платили дань Хазарии.

Через несколько лет воинственные русы вновь предприняли поход к черноморским берегам. На этот раз объектом нападения стал богатый ви­зантийский порт Амастрида — тогдашний «Багдад» Малой Азии. Русская рать овладела городом, но затем заключила мир со здешними жителями и ушла восвояси. В Малую Азию русское войско пришло на судах, пройдя мимо пролива Босфор, т. е. мимо стен Константинополя, штурмовать ко­торый русские вожди еще не решались.

Оба эти похода указали на то, что в Среднем Поднепровье рождалась новая мошная держава, которая сразу же определила свои основные воен­но-стратегические интересы, тесно связанные и с торговыми интересами, защитой и огвоеванием новых торговых путей: Северное Причерноморье, Приазовье, Крым, Подунавъе.

В 860 г. Константинополь неожиданно подвергся яростной атаке рус­ского войска. Русы застали греков врасплох. Их разведка донесла, что в это время ви­зантийская армия во главе с императором и флот ушли на борьбу с араба­ми. Но взять город у русов не хватило сил — их попытки взобраться на сте­ны были отбиты. Началась осада, которая продолжалась ровно неделю. За­тем начались мирные переговоры. Греки пошли на уступки: уплатили нападавшим огромную контрибуцию, обещали платить ежегодные денеж­ные платежи, дали русам возможность беспрепятственно торговать на ви­зантийских рынках. Был заключен мир между Русью и Византией, начался отсчет их дипломатических отношений. Русский князь и византийский император в личной встрече скрепили условия этого мира. А через не­сколько лет согласно этому же договору византийские священники крести­ли вождя русов и его дружину. Это было уже вполне историческое креще­ние. В это же время, в 864 г., принял христианство и князь Болгарии Борис, которого также крестили византийские священники.

Вскоре после этого русская рать появилась на берегах Южного Каспия. Это был первый известный нам поход на восток по ставшей потом прото­ренной дороге: Днепр — Черное и Азовское моря — Волга — Каспийское море.

События в новгородских землях. Рюрик. В это время в северо-западных землях восточных славян, в районе озера Ильмень, по течению Волхова и в верховьях Днепра, назревали события, которым также суждено было стать одними из примечательных в русской истории. Здесь формировался мощ­ный союз славянских и угро-финских племен, объединителем которых ста­ли приильменские словени. Этому объединению способствовала начав­шаяся здесь борьба словен, кривичей, мери, чуди с варягами, которым уда­лось на некоторое время установить контроль над здешним населением. И точно так же, как поляне на юге скинули власть хазар, на севере союз ме­стных племен сбросил варяжских правителей.

Варяги были изгнаны, но «встал род на род», как рассказывает лето­пись. Вопрос был решен так, как его нередко решали и в других странах Ев­ропы: для установления мира, покоя, стабилизации управления, введения справедливого суда ссорящиеся племена пригласили князя со стороны.

Выбор пал на варяжских князей. Почему именно на них? Во-первых, рядом не было другой организованной военной силы. Во-вторых, варяги, являвшиеся, видимо, либо балтами, либо славянами с южного побережья Балтики, были близки ильменским словенам по языку, обычаям, религии. В-третьих, их приход мог положить конец натиску других варяжских дру­жин на славянские и угро-финские земли.

Летописные источники под 862 г. сообщают, что после обращения к варягам оттуда в славянские и угро-финские земли прибыло три брата: Рюрик, Синеус и Трувор. Первый сел княжить у ильменских словен, сна­чала на Ладоге, а затем в Новгороде, где он «срубил» крепость; второй — в землях веси, на Белоозере, а третий — во владениях кривичей, в городе Изборске.

Историки не раз обращали внимание на легендарный характер этих сведений, которые напоминают сказание о пришествии на правление трех братьев и у других европейских народов. Фольклор здесь допустим. Но ясно и то, что появление варяжского правителя в северо-западных землях яв­ляется историческим фактом.

По некоторым летописным данным, новгЪродские словене начали против Рюрика борьбу, которая, вероятно, разгорелась после того, как он превысил свои полномочия «арбитра», «наемного меча» и взял всю полно­ту власти в свои руки. Но Рюрик подавил восстание и утвердился в Новго­роде. После смерти братьев он объединил под своим началом весь север и северо-запад восточно-славянских и угро-финских земель.

Таким образом, в восточно-славянских землях к 60-м гг. IX в. образо­валось, по существу, два сильных государственных центра, каждый из ко­торых охватывал огромные территории: среднелнепровский, Полянский во главе с Киевом и ceвepo-западный во главе с Новгородом. Оба они стоя­ли на знаменитом торговом пути, оба контролировали стратегически важные пункты, оба складывались с самого начала как многоэтническис госу- iдарственные образования.

Соперничество за руководство над всеми славянскими землями между Новгородом и Киевом началось едва ли не сразу после создания этих двух государственных центров. Сохранились сведения о том, что часть славян­ской верхушки, недовольной Рюриком, бежала в Киев. В то же время Киев повел наступление на север и попытался отвоевать у Новгорода земли кри­вичей с Полоиком. Рюрик также вел войну за Полоцк. Назревало истори­ческое противоборство между двумя складывающимися русскими государ­ственными центрами.

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

Ашрыкъ (кукурузный суп)

Ашрыкъ (кукурузный суп)

Ашрыкъ (кукурузный суп)     Это очень старый суп с языческими корнями, традиционно его готовили весн...

Фасолевый суп с вяленым мясом

Фасолевый суп с вяленым мясом

Фасолевый суп с вяленым мясом     В кабардинской кухне есть два интересных и любимых мною рецепта: ф...

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)     В кабардинской кухне изначально было не очень много бл...

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)     Cуществуют несколько разновидностей Либжэ ...

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)     Адыги мясо готовят преимущественно в натуральном виде - варя...

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)     Гедлибже - национальное кабардинское блюдо. Своеобраз...

Паста (мамалыга)

Паста (мамалыга)

Паста (мамалыга)     Многие называют мамалыгу (паста по-кабардински, абыста по-абхазски) крутой каше...

Джэд ла (курица в тесте)

Джэд ла (курица в тесте)

Джэд ла (курица в тесте)     Джэд ла (курица в тесте) - национальное блюдо, которое легкое в изготов...

Сладкий слоеный хлеб

Сладкий слоеный хлеб

Сладкий слоеный хлеб     Слоеный кабардинский хлеб - очень популярное лакомство, представлено двумя ...

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)     Из множества кабардинских пирогов (дэлэн) мой самый любимый вариа...

Кухня кабардинцев

Кухня кабардинцев

Лягур (мясо вяленое) Визитной карточкой кабардинской кухни (помимо гедлибже) является лягур - сушеное или вяленое мясо...

Лакумы

Лакумы

Лакумы   Лакумы это пышки, которые готовятся в большом количестве кипящего растительного масла - во фритюре. ...

Лягур (мясо вяленое)

Лягур (мясо вяленое)

Лягур (мясо вяленое)   Визитной карточкой кабардинской кухни (помимо гедлибже) является лягур - сушеное или в...