Мы в Second Life

Ошибка
  • Невозможно загрузить ленту новостей

ГЛАВА 3 § 1. Восточнославянские племена VIII—IX вв.

ГЛАВА 3. ДРЕВНЯЯ РУСЬ

 

§ 1. Восточнославянские племена VIII—IX вв.

 

Союзы племен. К тому времени, когда имя Русь стало применяться к восточным славянам, т. е. к VIII в., их жизнь претерпела существенные изменения.

В «Повести временных лет» отмечается, что накануне объединения большинства восточнославянских племен под властью Киева здесь сущест­вовало по меньшей мере 15 крупных племенных союзов. В Среднем По- днепровье обитал мощный союз племен, объединенный именем «поляне».

Центром Полянских земель издавна был город Киев. На севере от по­лян жили новгородские словене, группирующиеся вокруг городов Новго­род, Ладога. К северо-западу располагались древляне, т. е. жители лесов, главным городом которых был город Искоростень. Далее, в лесной зоне, на территории современной Беларуси, сформировался племенной союз дря- говичей, т. е. болотных жителей (от слова «дрягва» — болото, трясина). На северо-востоке, в лесных чашах междуречья Оки, Клязьмы и Волги, жили вятичи, в землях которых главными городами были Ростов и Суздаль. Ме­жду вятичами и полянами, в верховьях Волги, Днепра и Западной Двины, обитали кривичи, проникшие позднее в земли словен и вятичей. Их глав­ным городом стаз Смоленск. В бассейне Западной Двины обитали полоча- не, получившие имя от речки Полота, впадающей в Западную Двину, глав­ным городом полочан позднее стад Полоцк. Племена, расселившиеся по рекам Десна, Сейм, Сула и жившие к востоку от полян, прозвали северяна­ми или обитателями северских земель; их главным городом со временем стал Чернигов. По рекам Сож и Сейм жили радимичи. К западу от полян, в бассейне реки Буг, расселились волыняне и бужане; между Днестром и Дунаем обитали уличи и тиверцы, граничившие с землями Болгарии.

В летописи упоминаются также племена хорватов и дулебов, обитав­ших в Подунавье и Прикарпатье.

Во всех древних описаниях расселения восточнославянских племен го­ворится о том, что жили они не изолированно от своих иноязычных сосе­дей. Восточно-Европейская равнина настойчиво перемешивала народы, соединяла их речными и озерными путями, лесными дорогами. Так, в рай­оне обитания новгородских словсн рядом с вятичами и кривичами жили угро-финские племена: меря, весь, корела, чудь, мурома, мордва. Ростов был поначалу главным поселением мери, а Белоозеро — веси. Муром яв­лялся главным поселением угро-финского племени мурома, располагав­шегося в то время в междуречье Волги и Оки, где также обитали мордва и марийцы. Ученые считают, что название «Москва» также восходит к уг­ро-финскому языку.

Сильные и многолюдные восточнославянские союзы племен подчиня­ли своему влиянию окрестные малочисленные народы, облагали их данью. Между ними происходили столкновения, но отношения в основном были мирными и добрососедскими. Против внешнего врага славяне и их соседи зачастую выступали единым фронтом.

Собирая дань с окрестных племен, некоторые славяне сами находи­лись в даннической зависимости от более сильных иноплеменных соседей. Так, поляне, северяне, радимичи, вятичи платили долгое время дань хаза­рам — по белке и горностаю от «дыма», новгородские словене и кривичи вместе с чудью и мерей платили дань варягам. Да и сами славяне, победив и подчинив какое-либо другое славянское племя, облагали его данью. По­ляне, начав «собирать» под свою руку восточно-славянские земли, обло­жили данью радимичей, северян, вятичей, которые раньше платили ее ха­зарам.

К концу VIII — началу IX в. полянское ядро восточных славян освобо­ждается от власти хазар.

Хозяйство, социальные отношения восточных славян. Что собой пред­ставляла в VIII—IX вв. жизнь восточнославянских племенных союзов? Го­ворить о них однозначно невозможно. Знал об этом еще летописец Нестор в XII в. Он писал, что наиболее развиты и цивилизованны среди всех были поляне, чьи обычаи, семейные традиции стояли на весьма высоком уровне. «А древляне, — заметил он, — живут звериным образом». Это лесные жите­ли; недалеко от них ушли и жившие в лесах радимичи, вятичи и северяне.

Конечно, киевский летописец особенно выделял полян. Но в его на­блюдениях есть и доля истины. Среднее Поднепровье было наиболее раз­витым районом среди других восточно-славянских земель. Именно здесь, на привольных черноземных землях, в условиях сравнительно благоприят­ного климата, на торговой «днепровской» дороге, прежде всего сосредото­чивалось наибольшее количество населения. Именно здесь сохранялись и развивались древние традиции пашенного земледелия, сочетаемого со скотоводством, коневодством и огородничеством, совершенствовались железоделательное, гончарное производства, зарождались другие ремес­ленные специальности.

В землях новгородских словен, где было обилие рек, озер, хорошо раз­ветвленная водная транспортная система, ориентированная, с одной сто­роны, на Балтику, а с другой — на днепровскую и волжскую «дороги», бур­но развивались мореходство, торговля, различные ремесла, производящие продукцию для обмена. Новгородско-ильмснский край был богат лесами, там расцветал пушной промысел; важной отраслью хозяйства здесь издрев­ле была рыбная ловля. В лесных чащах, вдоль берегов рек, на лесных опуш­ках, где жили древляне, вятичи, дряговичи, ритм хозяйственной жизни был замедленным, здесь люди особен но тяжело осваивали природу, отвоевывая у нее каждую пядь земли для пашни, лугов.

Земли восточных славян были весьма различны по своему уровню раз­вития, хотя люди медченно, но верно осваивали весь комплекс основных хозяйственных занятий и производственных навыков. Но вот быстрота их внедрения зависела от природных условий, от количества населения, нали­чия ресурсов, скажем железной руды.

Поэтому когда мы говорим об основных чертах хозяйства восточносла­вянских племенных союзов, то имеем в виду прежде всего уровень разви­тия Среднего Поднепровья, которое становилось в те дни хозяйственным лидером среди восточно-славянских земель.

Особенно интенсивно продолжало совершенствоваться земледелие — этот основной вид хозяйства раннесредневекового мира. Улучшались ору­дия труда. Широко распространенным видом сельскохозяйственной тех­ники стало «рало с полозом», с железным лемехом или плуг. Жернова заме­нили древние зернотерки, при уборке урожая использовались железные серпы, Каменные и бронзовые орудия труда отошли в прошлое. Высокого уровня достигли агрономические наблюдения. Восточные славяне пре­красно знали наиболее удобное время тех или иных полевых работ и сдела­ли эти знания достижением всех здешних земледельцев.

А главное, в землях восточных славян в эти сравнительно «спокойные века», когда опустошительные нашествия кочевников не очень тревожили жителей Поднепровья, с каждым годом расширялись пахотные земли. Ши­роко осваивались удобные для земледелия, лежащие неподалеку от жилищ степные и лесостепные земли. Железными топорами рубили славяне веко­вые деревья, выжигали мелкую поросль, выкорчевывали пни в тех местах, где господствовал лес.

Двухпольные и трехпольные севообороты стали распространенным яв­лением в славянских землях VII—VIII вв., заменяя собой подсечное земле­делие, которое характеризовалось очищением земли из-под леса, исполь­зованием ее до истощения, а потом забрасыванием. Широко стало практи­коваться унавоживание почвы. А это делало урожаи более высокими, обеспечение жизни людей более прочным. Поднепровские славяне зани­мались не только земледелием. Рядом с их селениями лежали прекрасные заливные луга, на которых пасся крупный рогатый скот, овцы. Здешние жители разводшш свиней, кур. Тягловой силой в хозяйстве стали волы и лошади. Коневодство превратилось в одно из важных хозяйственных за­нятий. А рядом находились реки, озера, богатые рыбой. Рыболовство явля­лось для славян важным подсобным промыслом.

Пахотные участки перемежались лесами, которые становились все гу- ше и суровее к северу, реже и веселее на границе со степью. Каждый славя­нин был не только прилежным и упорным земледельцем, но и опытным охотником. Шла охота на лосей, оленей, серн, лесную и озерную птицу — лебедей, гусей, уток. Уже в это время сложился и такой вид охоты, как до­быча пушного зверя. Леса, особенно северные, изобиловали медведями, волками, лисами, куницами, бобрами, соболями, белками. Ценные меха (скора) шли на обмен, на продажу в близлежащие страны, в том числе в Ви­зантию; они являлись мерой обложения данью славянских, балтских и уг­ро-финских племен, поначалу, до введения металлических денег, являлись их эквивалентом. Не случайно и позднее один из видов металлической мо­неты на Руси называли кунами, т. е. куницами.

Начиная с весны и до глубокой осени восточные славяне, как и их со­седи балты и угро-финны, занимались бортничеством (от слова «борть» — лесной улей). Оно дав&то предприимчивым промысловикам много меда, воска, который также высоко ценился при обмене.

Постоянно улучшающееся хозяйство восточных славян в конце кон­цов привело к тому, что отдельная семья, отдельный дом перестали нуж­даться в помощи рода, сородичей. Единое родовое хозяйство начало посте­пенно распадаться, огромные дома, вмещающие до ста человек, все чаще стали уступать свое место небольшим семейным жилищам. Общая родовая собственность, общая пахотная земля, угодья стали распадаться на отдель­ные участки, принадлежащие семьям. Родовая община спаяна и родством, и общим трудом, охотой. Совместная работа по расчистке леса, охота на крупного зверя при примитивных каменных орудиях труда и оружии тре­бовали больших коллективных усилий. Плуг с железным лемехом, желез­ный топор, лопата, мотыга, лук и стрелы, дротики с железными наконеч­никами, обоюдоострые стальные мечи значительно расширили и усилили власть отдельного человека, отдельной семьи над природой и способство­вали отмиранию родовой общины. Теперь она стала соседской, где каждая семья имела право на свою долю общинной собственности. Так зарожда­лось право частного владения, частной собственности, появлялась воз­можность для отдельных сильных семей освоить большие участки земли, получить больше продуктов в ходе промысловой деятельности, создать оп­ределенные их излишки, накопления.

В этих условиях резко возрастали власть и хозяйственные возможности племенных вождей, старейшин, племенной знати, воинов, окружавших вождей. Так зарождалось в славянской среде, а особенно явственно в рай­онах Среднего Поднепровья, имущественное неравенство.

Ремесла. Торговля.Путь «из варяг в греки». Во многом этим процессам помогало развитие не только земледелия и скотоводства, но и ремесел, рост городов, торговых связей, потому что здесь также создавались условия для дополнительного накопления общественного богатства, которое чаще всего попадало в руки имущих, углубляло имущественное различие между богатыми и бедными.

Среднее Поднепровье стало местом, где ремесла в VIII — начале IX в. достигли большого совершенства. Так, близ одного из сел во время архео­логических раскопок нашли 25 кузнечных горнов, в которых плавили же­лезо и изготовляли из него до 20 видов орудий труда.

С каждым годом множились продукты ремесленников. Постепенно их труд все более отделялся от труда сельского. Ремесленники теперь уже мог­ли содержать этим трудом себя и свою семью. Они начинали селиться там, где им было удобнее и легче продавать или обменивать свои изделия на продукты питания. Такими местами, конечно, были поселения, располо­женные на торговых путях, места, где жили племенные вожди, старейши­ны, где находились религиозные святыни, куда прибывало на поклонение множество людей. Так зарождались восточнославянские города, которые становились средоточием и племенных властей, и центром ремесла и тор­говли, и местом отправления религиозного культа, и местом обороны от врага.

Города зарождались как поселения, которые выполняли одновременно все эти задачи — политические, хозяйственные, религиозные и военные. Только в этом случае они имели перспективы дальнейшего развития и мог­ли превратиться в действительно крупные населенные центры.

Именно в VI11—IX вв. зародился знаменитый путь «из варяг в греки», который способствовал не только торговым контактам славян с окружаю­щим миром, но и связывал воедино сами восточно-славянские земли. На этом пути возникали крупные славянские городские центры — Киев, Смоленск, Любеч, Новгород, которые играли позднее столь важную роль в ис­тории Руси.

Сам путь древний автор описывает так. Он шел из Византии по Черно­му морю и Днепру, затем суда волоком перетаскивали из Днепра в реку Ло- вать, впадающую в озеро Ильмень, из него путь продолжался по реке Волхов, соединяющей Ильмень и Ладожское озеро, или, как его называли в древности, озеро Нево. Оттуда путники попадали в реку Неву, соединяю­щую Ладожское озеро с Финским заливом, а уж затем по Балтике, или, как iее называли. Варяжскому морю, отправлялись в сторону Рима. Тут-то, в землях варягов, собственно, и начинался путь «из варяг в греки», т. е. из I  южной Балтики к Константинополю. Рим был здесьлишь промежуточным пунктом.

Но кроме этого, основного для восточных славян, торгового пути су­ществовали и другие. Прежде всего это восточный торговый путь, осью ко­торого были реки Волга и Дон. Торговые караваны шли из Полянских зе­мель либо сушей до Дона, либо сюда же по Днепру, затем мимо Крыма по Черному и Азовскому морям. Далее суда волоком перетаскивались из Дона в Волгу в том месте, где сейчас находится Волго-Донской канал. Дальней­ший путь шел вниз по Волге через хазарские владения мимо столицы Хаза- рии, Итиля, находившегося в устье Волги, на Каспий и в страны Востока, в первую очередь в Хорезм, Бухару, на восточное побережье Каспия, к «Железным воротам» — Дербенту, в Хорасан.

К северу от этого волжско-донского пути пролегали дороги из государ­ства болгар, располагавшегося на Средней Волге, через воронежские леса, на Киев, и вверх по Волге, через Северную Русь, в районы Прибалтики. Из Окско-Волжского междуречья на юг, к Дону и Азовскому морю, вела Му- равская дорога, названная так позднее. По ней шли как торговцы с севера из вятичских лесов, так и те, кто двигался на север, направляясь из стран Востока. Наконец, существовали и западные, и юго-западные торговые пу­ти, которые давали восточным славянам прямой выход в сердце Европы. Один из них шел от Киевских гор на юг по Днепру, затем по Черному мо­рю, а далее в устье Дуная и вверх по этой реке, уходящей в центр Европы и подходящей почти к верховьям Рейна. Другой же путь пролегал строго на запад, в польские земли и шел на Краков и далее в германские земли.

Все эти пути покрывали своеобразной сетью земли восточных славян, перекрещивались друг с другом и, по существу, накрепко привязывали вос­точно-славянские земли к государствам Западной Европы, Балкан, Север­ного Причерноморья, Поволжья, Кавказа, Прикаспия, Передней и Сред­ней Азии.

Восточные славяне оказались по темпам хозяйственного, обществен­ного, политического, культурного развития на среднем уровне. Они отста­вали от западных стран — Франции, Англии. Византийская империя и Арабский халифат с их развитой государственностью, высочайшей куль­турой, письменностью стояли для них на недосягаемой высоте, но восточ­ные славяне шли вровень с землями чехов, поляков, скандинавов, значи­тельно опережали еше находившихся на кочевом уровне венгров, не говоря уже о кочевниках-тюрках, угро-финских лесных жителях или живущих изолированной и замкнутой жизнью литовцах.

Религия восточных славян. Сложной, разнообразной, с детально разра­ботанными обычаями была и религия восточных славян. Как и другие древние народы, в частности древние греки, славяне населили мир разно­образными богами и богинями. Были среди них главные и второстепен­ные, могучие, всесильные и слабые, шаловливые, злые и добрые.

Во главе славянских божеств стоял великий Сварог — бог Вселенной, напоминающий древнегреческого Зевса.

Его сыновья — Сварожичи — солнце и огонь — были носителями света и тепла. Бог солнца Дажьбог весьма почитался славянами. Недаром автор «Слова о полку Игореве» называл славян «дажьбожьи внуки». Молились славяне Роду и рожаницам — богу и богиням плодородия. Этот культ был связан с земледельческими занятиями населения и был поэтому особенно популярен. Бог Велес почитался у славян в качестве покровителя домаш­них животных, это был своеобразный «скотий бог». Стрибог, по их поняти­ям, повелевал ветрами, как древнегреческий Эол.

По мере слияния славян с некоторыми иранскими и угро-финскими племенами их боги перекочевывали и в славянский пантеон.

Так, в VIII—IX вв. у славян почитался бог солнца Хоре, который явно пришел из мира иранских племен. Оттуда же появился и бог Симаргл, ко­торый изображался в виде пса и считался богом почвы, корней растений. В иранском мире это был хозяин подземного царства, божество плодоро­дия.

Единственным крупным женским божеством у славян была Мокошь, которая олицетворяла рождение всего живого, была покровительницей женской части хозяйства.

Со временем, уже по мере выдвижения в общественной жизни славян князей, воевод, дружин, начала великих военных походов, в которых игра­ла молодая удаль зарождающегося государства, на первый план у славян все больше выдвигается бог молнии и грома Перун, который затем стано­вится главным небесным божеством, сливается со Сварогом, Родом как бо­лее древними богами. Происходит это не случайно: Перун был богом, чей культ родился в княжеской, дружинной среде.

Перун — молния, высшее божество — был непобедим. К IX в. он стал главным богом восточных славян.

Но языческие представления не исчерпывались лишь главными бога­ми. Мир был населен и другими сверхъестественными существами. Мно­гие из них были связаны с представлением о существовании загробного Царства. Именно оттуда к людям приходили злые духи — упыри. А добры­ми духами, оберегающими человека, являлись берегини. Славяне стреми­лись защищаться от злых духов заговорами, амулетами, так называемыми оберегами. В лесу обитал леший, у воды жили русалки. Славяне верили, что это души умерших, выходящие весной насладиться природой.

Славяне считали, что каждый дом находится под покровительством до­мового, которого отождествляли с духом своего родоначальника, пращура, или щура, чура. Когда человек считал, что ему грозят злые духи, он призы­вал своего покровителя — домового, чура защитить его и говорил: «Чур меня, чур меня!»

Уже накануне нового года (год у древних славян начинался, как и те­перь, 1 января), а потом поворота солнца на весну начинался праздник Ко­ляды. Сначала в ломах гасли огни, а потом люди добывали грением новый огонь, зажигали свечи, очаги, славили начало новой жизни солнца, гадали о своей судьбе, совершали жертвоприношения,

Другой праздник, совпадающий с природными явлениями, отмечался в марте. То был день весеннего равноденствия. Славяне славили солнце, праздновали возрождение природы, наступление весны. Они сжигали чу­чело зимы, холода, смерти: начиналась Масленица с ее блинами, напоми­нающими солнечный круг, проходили гулянья, катания на санях, разные потехи.

1—2 мая славяне убирали лентами молодую березу, украшали ветками с только что распустившимися листьями свои дома, снова славили бога солнца, отмечали появление первых весенних всходов.

Новый всенародный праздник приходился на 23 июня и назывался праздником Купалы. На этот день приходился летний солнцеворот. По­спевал урожай, и люди молились о том, чтобы боги послали им дождь. На­кануне этого дня, по представлениям славян, русалки выходили на берег из волы — начиналась «русальная неделя». Девушки в эти дни водили хорово­ды, бросали в реки венки. Самых красивых девушек обвивали зелеными ветками и поливали водой, как бы призывая на землю долгожданный дождь.

Ночью вспыхивали купальские костры, через которые прыгали юноши и девушки, что означало ритуал очищения, которому как бы помогал свя­щенный огонь.

В купальские ночи совершались так называемые умыкания девиц, ко­гда молодые люди сговаривались и жених уводил невесту от домашнего очага.

Сложными религиозными обрядами обставлялись рождения, свадьбы, похороны. Так, известен обычай восточных славян хоронить вместе с пра­хом человека (славяне сжигали на кострах своих покойников, помещая их сначала в деревянные ладьи; это означало, что человек уплывает в подзем­ное царство) одну из его жен, над которой совершалось ритуальное убийст­во; в могилу воина клали останки боевого коня, оружие, украшения. Жизнь продолжалась, по представлениям славян, и за гробом. Затем над могилой насыпали высокий курган, и совершалась языческая тризна: род­ственники и соратники поминали умершего.

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

Ашрыкъ (кукурузный суп)

Ашрыкъ (кукурузный суп)

Ашрыкъ (кукурузный суп)     Это очень старый суп с языческими корнями, традиционно его готовили весн...

Фасолевый суп с вяленым мясом

Фасолевый суп с вяленым мясом

Фасолевый суп с вяленым мясом     В кабардинской кухне есть два интересных и любимых мною рецепта: ф...

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)     В кабардинской кухне изначально было не очень много бл...

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)     Cуществуют несколько разновидностей Либжэ ...

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)     Адыги мясо готовят преимущественно в натуральном виде - варя...

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)     Гедлибже - национальное кабардинское блюдо. Своеобраз...

Паста (мамалыга)

Паста (мамалыга)

Паста (мамалыга)     Многие называют мамалыгу (паста по-кабардински, абыста по-абхазски) крутой каше...

Джэд ла (курица в тесте)

Джэд ла (курица в тесте)

Джэд ла (курица в тесте)     Джэд ла (курица в тесте) - национальное блюдо, которое легкое в изготов...

Сладкий слоеный хлеб

Сладкий слоеный хлеб

Сладкий слоеный хлеб     Слоеный кабардинский хлеб - очень популярное лакомство, представлено двумя ...

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)     Из множества кабардинских пирогов (дэлэн) мой самый любимый вариа...

Кухня кабардинцев

Кухня кабардинцев

Лягур (мясо вяленое) Визитной карточкой кабардинской кухни (помимо гедлибже) является лягур - сушеное или вяленое мясо...

Лакумы

Лакумы

Лакумы   Лакумы это пышки, которые готовятся в большом количестве кипящего растительного масла - во фритюре. ...

Лягур (мясо вяленое)

Лягур (мясо вяленое)

Лягур (мясо вяленое)   Визитной карточкой кабардинской кухни (помимо гедлибже) является лягур - сушеное или в...