Мы в Second Life

Ошибка
  • Невозможно загрузить ленту новостей

ГЛАВА 5 § 7. Тревожное окончание века

§ 7. Тревожное окончание века

 

Личность Павла I. Осенью 1796 г. у 67-летней Екатерины II случился легкий приступ, предвестник инсульта. Здоровье престарелой императри­цы пошатнулось. К этому времени многое для России уже было позади. Постарели и умерли «екатерининские орлы». Армия и гвардия наслажда­лись своими славой и победами. Дисциплина в гвардейских полках ослаб­ла. Порой офицер сопровождал свою часть на развод караула сидя в карете. В казармах процветали кутежи, карточные игры. Дворянство, облагоде­тельствованное «матушкой Екатериной», также пожинало плоды своих вольностей и свобод. Чиновничество потихоньку разлагалось, все меньше работало, все больше злоупотребляло своим положением: взяточничество, казалось, достигло предела. Молодые фавориты Екатерины, и среди них последний из ее любимцев князь Платон Зубов, бессовестно разворовыва­ли страну, беззастенчиво устраивали свои личные дела.

Наследник престола 42-летний Павел Петрович (1754—1801) смотрел на все это с нескрываемой ненавистью и презрением. Между ним и мате­рью давно уже пролегла вражда. Павел считал Екатерину убийцей отца и узурпатором престола. Екатерина смотрела на сына как на соперника, боялась и ненавидела его.

Павел по натуре был любознательным, живым, щедрым, веселым, ост­роумным человеком. Он высоко ставил нравственные принципы, доброде­тель и честь. Но одновременно в его характере проявлялись вспыльчи­вость, своенравие, упрямство. Он был хорошо образован, его воспитателем являлся просвещенный вельможа Н. И. Панин. Молодым человеком Па­вел много путешествовал по Европе. Идеалы французских просветителей увлекали его. Он сочувствовал польским повстанцам 1793 г. и с уважением высказывался о повстанческом вожде Костюшко. Павел наслаждался ко­медиями Фонвизина, поклонялся мыслям о самоценности человека, о сво­боде как первом и главном человеческом сокровище.

Но время шло. Пылкий, деятельный молодой человек, отодвинутый матерью от всех государственных дел, оскорбляемый ее фаворитами, по­степенно терял свои прекрасные черты. Напротив, отрицательные свойст­ва его характера выступали все более выпукло. Он становился нервным, нетерпимым, подозрительным. Его обуревали обиды. В душе зрели планы расправы со своими недоброжелателями, в случае если когда-нибудь ему достанется трон.

В своей резиденции в Гатчине под Петербургом он организовал обо­собленную от большого двора жизнь. Здесь был свой уклад. Своя неболь­шая дисциплинированная армия, которая копировала прусские порядки

Россия в Новое время с их четкостью, внешней стороной службы, парадами, построениями. Там он наслаждался порядком в беспорядочной российской империи, был хо­зяином, сам набирал кадры, возвышал и назначал офицеров, требовал от них неукоснительной службы, рвения, честности. Екатерина не вмешива­лась в эту его гатчинскую жизнь.

Трагедией для Павла стали отношения с сыновьями. Екатерина рано отняла у него старшего Александра и второго — Константина, взяла их под свою опеку и на воспитание. Она стремилась настроить их против отца. И мальчики, а потом юноши разрывались между бабкой и отцом. Посте­пенно между будущим наследником престола Александром Павловичем и Павлом возникало непонимание, отчужденность, а позднее — подозри­тельность и ненависть. Эти чувства обострились в связи с тем, что Екатери­на II вынашивала планы сделать наследником своей власти не сына, а вну­ка. Оба они знали об этих планах своевольной Екатерины, что еще более осложняло отношения между отцом и сыном.

Между реформами и сумасбродством. Едва Павел получил известие о том, что Екатерина II без сознания, он тут же вместе со своими гатчин­скими офицерами явился во дворец. Все бумаги Екатерины были опечата­ны. Возможно, среди них оказалось и завещание императрицы в пользу внука. Повсюду распоряжались гатчинцы. Ближайшие помощники Екате­рины были отставлены от дел, последнего фаворита Платона Зубова, по су­ществу, изолировали. Рядом с отцом находился подавленный и испуган­ный Александр Павлович.

Все указывало на то, что крутых перемен России не избежать. И дейст­вительно, сразу же после смерти матери Павел I предпринял ряд реформ во внутренней жизни страны.

Новый император начал свое правление упоенный иллюзиями, что он сможет искоренить зло екатерининских времен, навести порядок в разла­гающейся стране, заставить служить обленившееся, циничное дворянство отечеству, подтянуть дисциплину в армии, поднять на государственный пьедестал честь и добродетель. Цели были прекрасные. Но осуществлять их стал нетерпеливый, нервный, нетерпимый человек, который хотел добить­ся всего сразу и быстро.

Прежде всего Павел I даровал прощение тем видным общественным деятелям, которые оказались при Екатерине за решеткой. Возвращен был из ссылки Радищев, выпущен на свободу Новиков. Новый император осу­дил разделы Польши, оказал знаки уважения плененным польским пов­станцам. Костюшко разрешили уехать из России. Казалось, что Па­вел I возвращается к своим свободолюбивым идеалам юности. Но это ока­залось не вполне так. То был больше протест против политики матери, хотя прежние идеалы в нем не померкти. Вскоре новые заключенные пошли по этапу в Сибирь. Под домашний арест попали видные чиновники, бывшие фавориты. Повсюду ключевые позиции занимали гатчинцы. Цензуру уже­сточили, частные типографии запретили, стало преследоваться все фран­цузское как следствие революционной скверны — и не только книги и жур­налы, но и моды. Специальным указом Павел запретил ношение круглых французских шляп, жабо, жилетов, фраков, башмаков с пряжками. Были разрешены лишь треуголки, немецкие камзолы и ботфорты. В ход пошло все прусское •— надежное, проверенное. На балах запрещалось танцевать вальс. Все военные обязаны были появляться даже на вечерах и в салонах в мундирах.

Павел I объявил, что в стране не должно быть никаких «врожденных привилегий» и потребовал от всех дворян безупречного служения отечеству.

В этих требованиях было немало правильного, но выглядели они как деспотический нажим на общество. Своими действиями Павел I, по суще­ству, отменил многие пункты Жалованной грамоты дворянству. Он даже разрешил применять к дворянам телесные наказания.

Он заставил чиновников по часам ходить на работу и установил, что рабочий день в учреждениях начинался в 6 часов утра, а в 10 часов вечера город должен отходить ко сну. Сам он подавал пример и ранним утром уже работал в своем кабинете. Гвардейских офицеров император принудил вер­нуться к своим прямым обязанностям — исполнять службу, проводить уче­ния с солдатами. В пример им он ставил свою «гатчинскую армию», чем безмерно оскорблял гвардейцев. За нерадивость и расхлябанность, грубое и дурное обращение с солдатами он самолично срывал эполеты с офицеров и даже генералов и отправлял их в Сибирь. Особенно Павел I преследовал воровство и казнокрадство в армии. Его ближайший помощник граф Алек­сей Андреевич Аракчеев безжалостно осуществлял в армии эту линию мо­нарха, невзирая на чины и звания. Каждый солдат при Павле 1 был хорошо обмундирован, хотя на него и надели неудобный прусский мундир, хорошо накормлен, жил в чистой и опрятной казарме. Уже после смерти Пав­ла I солдаты добром вспоминали его время.

Павел 1 не раз говорил о пагубности для России крепостного права, и его политика показывала, что впервые в истории страны монарх пошел на некоторые ограничения этого народного бедствия. Но действовал он здесь осторожно. Понимал, что резкие шаги могут взорвать империю. По­началу он отменил объявленный Екатериной II очередной рекрутский на­бор, снял недоимки по подушной подати, разрешил крестьянам подавать жалобы на своих господ. Крестьяне, в том числе и крепостные, получили право присягать новому императору. В 1797 г. вышел указ о запрещении продавать дворовых людей и крепостных крестьян без земли, а на следую­щий год вышел запрет продавать без земли и крестьян на Украине.

5 апреля 1797 г. Павлом I подписан Манифест, запрещавший помещи­кам принуждать крестьян к работе в праздничные дни и установивший, что лишь три дня в неделю помещик может использовать крестьян на барщин­ных работах. По существу, все эти меры означали одно: начало правитель­ственной политики по раскрепощению крестьян в России.

Это вызвало резкое недовольство среди дворян, которые сразу же стали саботировать Манифест и продолжали гнать крестьян на барщину свыше трех дней в неделю.

Но одновременно, продолжая старую линию, Павел I раздаривал сво­им фаворитам новые сотни тысяч крестьянских душ, позволил заводчикам из купцов покупать крестьян для своих предприятий.

Внешняя политика Павла I. Столь же импульсивной, непоследователь­ной оказалась и внешняя политика Павла I.

Перемена власти в России совпала с крупными изменениями на евро­пейском континенте. Революционная волна во Франции пошла на убыль. К власти пробилась крупная французская буржуазия. Якобинцы были раз­громлены. Но ореол победоносной революционной страны, сокрушавшей отсталые феодальные монархии в Европе, остался. Однако теперь новые правящие круги во Франции уже меньше всего думали о революционных переменах в Европе. Их больше заботили завоевание новых земель, утвер­ждение влияния французской буржуазии на континенте.

Во главе французской армии встал молодой талантливый генерал На­полеон Бонапарт. Под его водительством французские войска шли от од­ной победы к другой.

Против французской агрессии формируется мощная коалиция в соста­ве Англии, основной экономической соперницы Франции на континенте. Австрии, Турции. Павел I, возмущенный тем, что французы попрали не только монархические порядки в своей стране, но и нарушили границы многих европейских государств, принял решение вступить в антифранцуз­ский союз и направить в Европу русские войска, а в Средиземное море — русский флот. По просьбе Австрии во главе армии был поставлен А. В. Су­воров, которому шел уже 70-й год. К этому времени престарелый полково­дец жил в своем имении под негласным надзором полиции. Дело в том, что его дочь была замужем за одним из братьев Зубовых. Суворов тем самым приходился родственником бывшему фавориту Екатерины Платону Зубо­ву. Павел не доверял Суворову, боялся его популярности в армии. Но де­лать было нечего: Европа надеялась на знаменитого полководца, и Павел уступил. На прощальной аудиенции он кратко сказал Суворову: «Веди вой­ну по-своему, как умеешь». Во главе флота Павел I поставил Ф. Ф. Ушако­ва. Ни тот, ни другой в своей боевой карьере не проиграли ни одного сра­жения.

В 1798 г. Суворов прибыл в Вену, затем — в Северную Италию, в Веро­ну, и принял командование объединенными русско-австрийскими войска­ми. Туг же, переформировав армию, он повел ее в наступление.

На реке Алд произошло первое столкновение суворовской армии с французами. Во главе авангарда шел неустрашимый и пылкий генерал Петр Иванович Багратион. В двухдневном сражении французы были раз­биты. Суворов захватил Милан. Французское правительство срочно при­слало в Италию подкрепление и назначило нового командующего здешни­ми силами генерала Моро. Но и ему не удалось остановить Суворова. Он взял Турин, другие крупные города. Значительная часть Северной Италии оказалась очищенной от французов. Однако австрийцы начали мешать Су­ворову: их главная цель заключалась только в том, чтобы вернуть себе власть в Северной Италии, подавить здесь движение итальянских револю­ционеров, которые, опираясь на французские войска, стремились освобо­диться от австрийского гнета. А затем уже австрийцы хотели убрать русские войска из этого района.

Французы подтягивали сюда все новые силы. С юга спешил на помощь Моро прославленный генерал Макдональд. Но Суворов не дал им соеди­ниться, выступил навстречу Макдональду, стремительным маршем про­шел за сутки 50 км и обрушился на французов. В жесточайшей битве при Тидоне они вновь были разгромлены и отступили к реке Треббия. Там Макдональд собрал главные силы. Однако двухдневный бой закончился и здесь блестящей победой союзных войск. Французский полководец увел оставшуюся часть своей армии с поля боя. Моро так и не пришел на выруч­ку, так как его блокировал другой суворовский корпус. Из Парижа в Ита­лию прислали молодого талантливого генерала Жубера. В начале августа 1799 г. он дал Суворову генеральное сражение около г. Нови. 15 часов длился бой. Генерал Жубер был убит. Победа была достигнута сочетанием быстрых фланговых ударов и обходного маневра. В этом сражении отличи­лись Багратион, Михаил Андреевич Милорадович и другие русские коман­диры — ученики Суворова, будущие герои Отечественной войны 1812 г.

Теперь вся Северная Италия была очищена от французов. И тут обес­покоенные австрийцы предлагают Суворову осуществить переход в Швей­царию, где объединенные русско-австрийские войска громил знаменитый французский генерал Массена.

Начался знаменитый швейцарский поход Суворова. Сбивая авангарды неприятеля, русская армия прошла сквозь Альпы, овладела перевалом Сен-Готард. На пути находился Чертов мост — узкий пролет над непрохо­димой пропастью. Французы разрушили его и взяли под прицел это место. Казалось, путь закрыт. Но Суворов послал в обход французских позиций по непроходимым горным кручам отряд Багратиона, а когда тот обрушился на французов с тыла, повел русскую армию в лобовую атаку. По связанным бревнам русские перешли ущелье. Французы бежали.

Преодолев Альпы, русская армия вышла в Муттенскую долину, где их ждала многочисленная и свежая французская армия. В двух ожесточенных сражениях измотанная, обескровленная русская армия взяла вверх. В по­следнем сражении с Массеной Суворов инсценировал отступление рус­ских передовых полков, заманив французов в ловушку, а потом скомандо­вал: «Вперед, братцы!» Массена панически бежал.

Австрийцы бросили армию Суворова на произвол судьбы, срывали снабжение русских продовольствием. Возмущенный их корыстными и предательскими действиями, Павел 1 наконец отозвал Суворова и рус­ские войска на родину. Закончился беспримерный, героический поход, принесший славу русскому оружию. Суворов так и остался непобежден­ным.

За блестящие успехи русской армии в Италии и Швейцарии великий полководец получил титул князя Италийского и звание генералиссимуса. Однако Павел встретил его сдержанно и отменил его торжественный въезд в столицу. В 1800 г. прославленный полководец умер в своем имении Кон- чанское.

Одновременно на помощь Турции в Средиземное море Павел 1 на­правил русский флот под командованием Ушакова. Осенью 1798 г. объе­диненная русско-турецкая эскадра, пройдя Дарданеллы, появляется око­ло Ионических островов, протянувшихся вдол ь западного берега Балкан­ского полуострова и захваченных французами. Центром этих островов являлся остров Корфу.

Переговоры с французами не дали результата. И тогда Ушаков начал свои боевые операции: под прикрытием корабельной артиллерии он уже в первом бою предпринял высадку морского десанта и штурм укреплений противника. Французы оказались не готовы к этой тактике и стали сдавать острова один за другим.

Но Корфу представлял собой совсем иную крепость. Скалистые бере­га, уступы гор были защищены крепостными сооружениями. Там распола­галась сильная артиллерия. В скалах французские инженеры высекли казе­маты, соединенные ходами. Три форта защищали крепость с низовой сто­роны. На Корфу находилось более 600 орудий и большой гарнизон. К тому же неподалеку стоял французский флот. Все это должен был учитывать Ушаков.

Поначалу русский флотоводец блокировал остров с моря и огнем ар­тиллерии отогнал французские боевые корабли. Затем на берег высадился десант. Русские устроили здесь пункты базирования и начали наращивать свои силы. Появились здесь и снятые с кораблей орудия.

Три месяца продолжалась осада Корфу. Но вначале он решил овладеть соседним островом Видо — «ключом к Корфу». Артиллерийский удар с мо­ря и решительные действия десанта сделали свое дело. Французы стали од­ну за другой сдавать свои позиции. Скоро Видо был в руках Ушакова. Те­перь все свои силы он обрушил на Корфу. Передовые отряды русских мо­ряков уже завязали бой на подступах к крепости, когда из французского стана появились парламентеры. Корфу сдавался. Все Ионические острова оказались освобождены от захватчиков. Это был первый случай в мировой истории, когда флот осуществил столь крупную операцию по овладению береговыми городами. Греческое население восторженно встречало рус­ских моряков. Ф. Ф. Ушаков осуществил на островах крупные политиче­ские перемены. Там было образовано республиканское устройство, появи­лось собрание представителей местного населения, разработана конститу­ция. По существу, абсолютистская Россия способствовала появлению первого в Новое время конституционного республиканского греческого государства.

Вслед за этим Ушаков направился к берегам Италии, где сражался Су­воров. Русский десант быстро освободил от французов все прибрежные го­рода. Пал Неаполь. Русские моряки вступили в Рим.

Но эти блестящие успехи оказались на руку лишь Австрии. Интриги союзников — Австрии и Англии — привели к тому, что Павел I вывел Рос­сию из антифранцузской коалиции. Он с восторгом наблюдал, как Бона­парт наводит милый его сердцу порядок во взбудораженной Франции.

Переворот 1801 г. В последние месяцы XVIII в. ситуация в Петербурге чрезвычайно обострилась. Павел I, чувствуя скрытое сопротивление знати, повсюду искал врагов, заговорщиков. Он без конца менял своих ближай­ших помощников. Яростные вспышки его гнева, порой по пустячным по­ водам, испытывали на себе многие из его сподвижников. В результате он все чаще и чаше оказывался одиноким, непонятым.

Постепенно оппозиционные Павлу I силы ищут контакты друг с дру­гом, устанавливают связи, формируется тайное общественное мнение. К тому же явное недовольство среди влиятельных кругов в России вызвал резкий поворот во внешней политике страны. Павел I начинает сближение с Францией и осуществляет подготовку войны с Англией. Основной удар своей бывшей вероломной союзнице Павел I решает нанести в Индии. Ту­да из Оренбурга направляется русский корпус. Эта весть вызвала перепо­лох в Лондоне. Там уже привыкли к победам русского оружия, и возмож­ность потерять Индию, свою богатейшую колонию, ужаснула британский кабинет. В Петербург, к английскому послу в России пошли тайные инст­рукции с приказом помочь всем враждебным Павлу I силам. Английский посол постепенно, благодаря своим личным связям среди петербургской элиты, становится в центр заговора против императора. В другой такой центр превращается ближайшее окружение наследника престола — Алек­сандра Павловича.

На рубеже XVIII—XIX вв. Александру исполнилось 23 года. Это был высокий, стройный красивый молодой человек с белокурыми волосами и прекрасными голубыми глазами. Его отличали прекрасное воспитание и блестящее образование. Он свободно владел тремя европейскими языка­ми и впоследствии в Берлине, Париже и Лондоне обходился без перево­дчика. Екатерина II воспитала любимого внука в гуманистическом просве­тительском духе. К тому же его наставником стал швейцарец Фредерик Се- зар де Лагарп, республиканец по своим настроениям, последователь французских просветителей. Он привил своему ученику уважение к свобо­де личности, терпимость к человеческим слабостям и ошибкам, уверил его, что конституционный строй благо для страны, а крепостное право — зло.

Одновременно Александр воспитывался как будущий абсолютный мо­нарх огромной империи, чье мнение никем и нигде не может быть оспоре­но. Он рос среди дворцовых интриг, борьбы отца и матери, что сделало его скрытным, осторожным.

С каждым месяцем отношения между Павлом I и наследником обост­рялись. Павел не доверял уже никому в своей семье. Он даже предполагал сослать жену в Холмогоры, а сыновей Александра и Константина заточить в крепость.

Одновременно вокруг братьев Зубовых сплачивается часть гвардейско­го офицерства. В заговор вовлекается генерал-губернатор Петербурга граф Пален, другие вельможи.

Вечером 11 марта 1801г. в квартире полковника Преображенского полка собрались заговорщики. Было решено ночью захватить Михайлов­ский замок, новую резиденцию Павла I, и заставить его отречься от престо­ла в пользу сына.

В назначенный час, после полуночи, батальоны Семеновского и Пре­ображенского полков двинулись на Михайловский замок. Часовой остано­вил группу военных, предводительствуемых последним фаворитом Екате­рины II князем Платоном Зубовым, генералом Леонтием Леонтьевичем Беннигсеном и адъютантом Павлом Аргамаковым. На вопрос, куда и зачем направляются в столь поздний час высокопоставленные особы, Бсннигсен ответил ему: «Замолчи, несчастный, ты видишь, куда мы идем». Напуган­ный часовой пропустил заговорщиков. Теперь надо было миновать комна­ту камердинера. Увиден вооруженных военных, камердинер исчез. Лишь один из караульных гусар попытался сопротивляться, закричал: «Изме­на!» — и тут же получил сабельный удар по голове. Но его крик предупре­дил императора, и когда заговорщики ворвались в спальню, то не нашли там Павла. И лишь в результате тщательного обыска они обнаружили тре­пещущего императора за панелью одной из ширм.

Граф Николай Зубов, брат Платона, объявил Павлу, что он арестован по приказу императора Александра, Павлу зачитали акт отречения, и, ко­гда он начал обличать заговорщиков в неблагодарности, они бросились на него с кулаками. Николай Зубов переломил императору правую руку. Ему плевали в лицо, таскали за волосы по полу, избивали. Затем Аргамаков снял свой шарф и набросил на шею Павла. Скоро все было кончено. Со­вершился последний дворцовый переворот в России.

Началась эпоха правления Александра I.

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

Ашрыкъ (кукурузный суп)

Ашрыкъ (кукурузный суп)

Ашрыкъ (кукурузный суп)     Это очень старый суп с языческими корнями, традиционно его готовили весн...

Фасолевый суп с вяленым мясом

Фасолевый суп с вяленым мясом

Фасолевый суп с вяленым мясом     В кабардинской кухне есть два интересных и любимых мною рецепта: ф...

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)     В кабардинской кухне изначально было не очень много бл...

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)     Cуществуют несколько разновидностей Либжэ ...

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)     Адыги мясо готовят преимущественно в натуральном виде - варя...

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)     Гедлибже - национальное кабардинское блюдо. Своеобраз...

Паста (мамалыга)

Паста (мамалыга)

Паста (мамалыга)     Многие называют мамалыгу (паста по-кабардински, абыста по-абхазски) крутой каше...

Джэд ла (курица в тесте)

Джэд ла (курица в тесте)

Джэд ла (курица в тесте)     Джэд ла (курица в тесте) - национальное блюдо, которое легкое в изготов...

Сладкий слоеный хлеб

Сладкий слоеный хлеб

Сладкий слоеный хлеб     Слоеный кабардинский хлеб - очень популярное лакомство, представлено двумя ...

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)     Из множества кабардинских пирогов (дэлэн) мой самый любимый вариа...

Кухня кабардинцев

Кухня кабардинцев

Лягур (мясо вяленое) Визитной карточкой кабардинской кухни (помимо гедлибже) является лягур - сушеное или вяленое мясо...

Лакумы

Лакумы

Лакумы   Лакумы это пышки, которые готовятся в большом количестве кипящего растительного масла - во фритюре. ...

Лягур (мясо вяленое)

Лягур (мясо вяленое)

Лягур (мясо вяленое)   Визитной карточкой кабардинской кухни (помимо гедлибже) является лягур - сушеное или в...