Мы в Second Life

Ошибка
  • Невозможно загрузить ленту новостей

ГЛАВА 3 § 4. Реформы Петра I

§ 4. Реформы Петра I

 

Когда мы говорим об эпохе Петра 1. о первой четверти XVIII в., го должны иметь в виду не только военные события того времени, и в первую очередь долгую Северную войну, ставшую главным нервом всей страны, главной заботой Петра. Мы обязаны также говорить о стремлении Пет­ра I реформировать круто, решительно жизнь России, сделать ее сильной, процветающей держаной. Но вся трагедия русской жизни того периода заключалась в том, что к новым цивилизационным целям Петр шел со старыми средневековыми представлениями о способах ее достижения. Петр в своих реформах опи­рался не на буржуазное развитие на основе свободного предприниматель­ства, наемного труда, освобождения личности от феодальных оков, появ­ления элементов выборности, народного представительства, а в некоторых странах и парламентаризма. Напротив, основной упор он делал на мощь неограниченной, абсолютной власти монарха, дальнейшее закрепощение населения, в первую очередь крестьянства, на методы насилия, жесточай­ших наказаний, страха, на безусловное повиновение своей могучей воле всех подданных. Результата он добивался. Но какой ценой, какими потеря­ми для страны, какими страданиями для народа!

Реформы в области экономики. Конечно, ведущее место в петровских преобразованиях заняли реформы в области промышленности. Они в пер­вую очередь диктовались интересами армии, нескончаемой войной. Нуж­ны были пушки, ядра, другие боеприпасы, ружья, сабли, штыки, армей­ское обмундирование. Россия, выйдя на берега Балтийского и Азовского морей, нуждалась и в военном, и торговом флоте, военно-морских крепо­стях, гаванях. Решить все эти вопросы, опираясь на старую российскую промышленность, было невозможно.

И Петр резко разрывает со старой традицией, энергично и целеустрем­ленно строит новую российскую промышленность. Причем роль государ­ства и непосредственно самого монарха в развитии промышленности были буквально подавляющими.

Только само государство с его огромными средствами, сильной абсо­лютной властью монарха, его всеподавляющей волей было способно ре­шить эти задачи. Понятно, что Петр не стал дожидаться развития промыш­ленности по западным образцам, где буржуазные отношения складывались намного раньше, чем в России, и где становление капиталистической про­мышленности начиналось на базе широко развитой мануфактуры, мощно­го ремесленного производства и в первую очередь вело к созданию легкой и пищевой промышленности, обслуживавшей нужды людей. Петр не ду­мал об интересах конкретного человека, людей. Он был полон интересами государства, армии, флота. Поэтому он и начал сразу с создания тяжелой промышленности — металлургии, горного дела, кораблестроения. И даже возникновение текстильной, суконной, кожевенной, полотняно-парусной и других видов промышленности, которые могли бы поставлять разного рода ткани, обувь, парусину на русский и международный рынки, понача­лу ориентировалось лишь на нужды армии и флота: солдатам необходимы были кафтаны, шинели, шляпы, обувь, кораблям — паруса, канаты.

Так, на средства государства и по его инициативе в начале XVIII в. в дополнение к старым металлургическим и железоделательным заводам строятся новые. Их корпуса поднимаются в Карелии, Белозерском и Ли­пецком уездах, повсюду, где имелись уже разведанные залежи железной ру­ды или болотных руд.

Новую жизнь Петр вдохнул в уральскую металлургию, вызвал к жизни металлургию Сибири. На Урале были построены Невьянский, Каменский, Уктусский, Ала- паевский заводы. В далеком сибирском Нерчинске на местных рудах воз­ник завод по добыче серебра.

Это строительство продолжаюсь в течение всего периода царствова­ния Петра I. Уже в 20-е гг. в строй была введена новая группа уральских за­водов в районе Екатеринбурга. Сам город, основанный в 1723 г., возник как один из центров уральской металлургии. Петр назвал его в честь своей второй жены императрицы Екатерины Алексеевны.

В районе Урала на основе месторождений меди государство приступи­ло к сооружению медеплавильных заводов. Другим направлением, куда государство устремило свои ресурсы и энергию, стало строительство крупных кораблестроительных верфей. Они появились, как уже говорилось выше, в Петербурге, Архангельске, на Олонце, а также в Москве, Воронеже, откуда суда в разобранном виде дос­тавляли на Балтику или на Азовские берега и там собирали. Легкие суда по рекам и прорытым позднее каналам переправлялись морем и своим ходом.

В особую отрасль промышленности выделяются новые оружейные за­воды — в Москве, Петербурге, ряде других городов.

Специально для руководства развитием тяжелой промышленности в стране Петр создал два руководящих центра — Мануфактур-коллегию, занимавшуюся строительством заводов, и Берг-коллегию (от немецкого словаberg — гора), отвечавшую за развитие горного дела (разведка полез­ных ископаемых, разработка рудников, копей).

Одновременно Петр стремился привлечь к развитию промышленности и частный капитал, использовать инициативу смышленых и активных куп­цов и первых русских предпринимателей. И здесь государство, сам монарх, обе коллегии играли решающую роль. Причем к этому делу привлекали людей различных сословий — и дворян, и купцов, и посадских людей, и удачливых, разбогатевших крестьян.

Предприниматели получали от государства льготные ссуды, порой им предоставляли и другие льготы. Нередко государство уже построенные на свои средства заводы передавало в частные руки, с тем чтобы далее исполь­зовать уже частный капитал.

Но и, привлекая к развитию промышленности частные средства и ча­стную инициативу, Петр четко определял направление этого развития: в первую очередь оно преследовало интересы государства, его нужды, ин­тересы армии и флота. Так, бывший тульский кузнец, ставший известным предпринимателем-оружейником, сорокашестилетний Никита Демидов получил от царя право на владение уже выстроенным в Невьянске метал­лургическим заводом. В короткий срок Демидов расширил и укрепил про­изводство, стал поставлять первоклассные орудия для русской армии. Он положил начало династии металлургических уральских королей Демидо­вых, а его заводы стали основой уральской металлургии.

Царь требовал и от государственных, и от частных предприятий безус­ловно высокого качества продукции. А когда он обнаруживал, что пушки раскалываются от первых выстрелов, а сукно на солдатских кафтанах рас­ползается из-за поставки гнилого сырья, — гнев его был страшен. Достава­лось и его ближайшим сподвижникам. Многие из них сложили головы на плахе, пошли в ссылку. Во всем, что касалось государственных интересов, царь был неумолим.

Молодая российская промышленность могла развиваться лишь при двух важнейших условиях: наличии капиталов и достаточной рабочей си­лы. Средства в основном поставляло государство. Что касается рабочей си­лы, то здесь Россия испытывала колоссальные трудности.

Хотя в стране и в XVII в. имелось определенное количество мануфак­тур, на которых работали сотни рабочих, хотя существовало широко раз­ветвленное производство с многочисленной армией ремесленников, рабо­чих на замысленных Петром и уже построенных предприятиях катастро­фически не хватало.Основное трудовое население в стране и в сельской местности, и в городах, на посадах было сковано крепостническими обру­чами.

Царь решил вопрос с обеспечением их рабочей силой весьма простым способом. Он издал указ, по которому государственные крестьяне, жившие в районах строительства новых заводов, были приписаны к ним в качестве рабочих в счет уплаты государственных налогов и разного рода повинно­стей. Так называемые приписные крестьяне должны были на несколько месяцев в году покидать свои хозяйства и отправляться работать на близле­жащие заводы. Порой их гнали туда и издалека. За уклонение от этой новой тяжелейшей повинности грозили жестокие наказания.

Другим указом Петр разрешил владельцам предприятий, в том числе людям разных сословий, покупать крестьян к своим заводам. Эти крестья­не стали называться «посессионными», т. е. владельческими. Их в дальней­шем можно было продавать только с заводами.

Таким образом, крепостнические отношения стали с самого начала ос­новной петровской промышленности. Положение как вольнонаемных, так и крепостных рабочих было тяжелым. Работа шла «от темна до темна», по 12—14 часов в сутки. Рабочие жили в бараках, землянках, получали мизер­ную заработную плату, которой едва хватало на поддержание своего суще­ствования. На заводах царила палочная дисциплина. За малейшие провин­ности следовали жестокие наказания — битье батогами, заковывание в кандалы, заточение в заводские тюрьмы. По существу заводчики стано­вились полными господами над подневольными рабочими, которые смот­рели на свой труд как на тяжелую крепостную повинность. Они совершен­но не были заинтересованы в его результатах, в увеличении его производи­тельности, в совершенствовании и процветании предприятий. При первой возможности рабочие ударялись в бега, спасаясь оттяжкой неволи.

Насилие и принуждение с первых шагов становления российской про­мышленности превращались в сильнейший тормоз этого развития. И тем не менее методами государственного вмешательства, путем кре­постнического насилия Петру I удалось в короткие сроки, по существу, за­ново создать российскую промышленность. К конку его царствования в стране работало уже около 200 крупных предприятий. Появились новые виды производства, которых не знала ранее Россия, — химическое (заводы, изготавливающие серную кислоту, купорос, скипидар, краски), пороховое, шелкоткацкое и др. Новый мощный очаг металлургической промышлен­ности появился на Урале, зато померкли старые железоделательные рай­оны Тулы и Олонца. В центр текстильной полотняно-парусной, суконной промышленности стали превращаться Москва и близлежащие к старой столице города — Яросяааль, Кострома, другие поволжские центры.

К концу петровского царствования Россия превратилась в страну с сильно развитой тяжелой, в том числе военной, промышленностью. По выплавке чугуна она вышла на третье место в Европе, начата продавать вы­сококачественное железо за рубеж, хотя еше в конце XVII в. сама ввозила железо из-за границы.

Развитие ремесла,торговли, сельского хозяйства. Реформы Петра I в об­ласти промышленности обеспечивали прежде всего лишь глобальные, го­сударственные интересы, интересы армии и флота. Но ведь в стране жили миллионы простых людей, городских жителей, крестьян. Их слабо косну­лось строительство новых мануфактур и заводов.

По-прежнему основная часть жителей России для своих повседневных нужд, для хозяйственного обихода, крестьянского хозяйства, пользовалась продукцией ремесленников.

В силу общих замедленных темпов развития русской жизни ремесло в значительной степени еще было связано с сельским хозяйством. Это при­водило к тому, что индустриатьное развитие шло как бы само по себе, а ре­месленное производство существовало по-прежнему: удовлетворяло на­сущные запросы людей, жило само по себе.

Не случайно наряду с такими крупными центрами ремесла, как Моск­ва, Ярославль, Тула, Нижний Новгород, Казань, другие города, в ремес­ленные центры превращались крупные села и малые городки России, рабо­тавшие на местном сырье. Так, центрами металлообработки еще с XVII в. стали Ворсма и Панлово в Нижегородском уезде, металлургии — Выкса на Оке, Устюжна-Железнопольская на Севере.

И все же и в эту область русской жизни Петр I осуществил активное вмешательство. Цель его заключалась в том, чтобы увеличить объем и каче­ство ремесленного производства: особенно в областях, связанных с инте­ресами армии и флота. Для этого Петр учредил специальный орган — Глав­ный магистрат, в задачу которого входила забота о росте и процветании промышленности в русских городах — и крупной мануфактурной, и мел­кого ремесленного производства. Эта забота выражатась в предоставлении ссуд, помоши в приобретении сырья, сбыте готовой продукции.

В начале 20-х гг. царь издал указ об организации всех ремесленников в цехи. В развитых странах такая организация уже исчезала под напором крупной капиталистической промышленности, в России, напротив, возро­ждались средневековые порядки. Это было сделано, во-первых, для посте­пенной ликвидации еще более устаревшего, чем цехи, так называемого по­садского населения и превращения ремесленников в одно из сословий рос­сийского государства со строгой иерархией чинов и званий (мастер, подмастерье, ученик). Во-вторых, учреждение цехов помогало установить контроль над качеством и количеством продукции. Каждый мастер должен был ставить на своих изделиях личное клеймо и демонстрировать всему миру уровень своей работы. За плохую работу следовали наказания, штра­фы. Магистрат мог такого мастера лишить права заниматься ремесленным производством.

Такой же контроль правительство стремилось внедрить и в деревен­ское ремесло. Здесь не было цехов. Но и сюда являлись представители вла­сти с указами, скажем, о том, какой ширины холст или полотно должны были ткать крестьяне, чтобы г осударство с успехом продавало их продук­цию, поступавшую в виде натуральных платежей, как на внутреннем рын­ке, так и в западные страны, на экспорт.

Пристальное и постоянное внимание уделял Петр 1 развитию внутрен­ней и внешней торговли России, справедливо полагая, что она будет сти­мулировать рост промышленности, сельского хозяйства, даст казне так не­достающие ей в период войны средства.

Царь всячески поощрял создание купеческих компаний, предоставлял купцам различные льготы и привилегии — такие, как монопольное право продажи того или иного товара. Причем казна сразу получала от откупщи­ка деньги, а дальше купец уже на свой страх и риск должен был не только возвращать себе потраченные средства, но и в дальнейшем наращивать прибыль. Такой порядок был выгоден и казне, и купечеству. Почувствовав это, некоторые из соратников царя просили у нею право на такие откупы. Так, знаменитый Александр Меншиков взял откуп на продажу за рубеж дегтя и некоторых других товаров, При этом он безмерно обогащался.

Правительство всячески поощряло развитие в стране сети как мелкой, так и крупной ярмарочной торговли. С именем Петра I было связано первое в истории России строительство каналов, объединявших в единое целое речную сеть страны. Как можно было доставлять хлеб в Петербург? На телегах, санях? Но это далеко, доро­го, хлопотно и невыгодно. И вот по указу Петра прорывается Вышневолоц­кий канал, соединивший реку Тверцу — один из притоков Волги с рекой Метой, впадавшей в озеро Ильмень. По этой водной артерии хлеб из По­волжья легко, в больших объемах пошел на север, к устью Невы. Был про­рыт также обводной канал вокруг бурного Ладожского озера. В дальней­шем были разработаны новые проекты канатов, связывавших Волж- ско-Окскую водную систему с Балтийским побережьем (Мариинский и Тихвинский каналы). Все помыслы Петра здесь связаны с освоением от­воеванного им Северо-Западного края, созданием здесь хорошей транс­портной сети, налаживанием широкой и бесперебойной торговли между югом и центром страны и Балтикой. Эти проекты были осуществлены уже после смерти преобразователя.

Одновременно петровское правительство всеми мерами способствова­ло развитию внешней торговли.

Вновь построенные русские торговые суда бороздили воды Балтики, Северного моря, доходили до берегов Франции, появлялись в Средизем­ном море. Петр всячески поддерживал русских купцов, ведущих «замор­скую» торговлю, одновременно он, как правило, радушно встречал и ино­странных купцов, числил многих из них своими друзьями.

К. середине 20-х гг. XVIII в. на Петербург приходилось около 60% вы­воза всех товаров страны за рубеж. На Россию начали работать порты Риги, Ревеля, Нарвы, Выборга. Через новый балтийский морской путь на рынки Западной Европы вывозились не только традиционные российские това­ры — пенька, лен, парусина, кожи, воск, зерно и др., но и продукты моря, а также такой новый товар, как железо.

Активизировалась торговля и на Востоке. Здесь торговыми воротами стала Астрахань с ее портом, хорошими связями по Волге с центром страны и с выходом через Каспийское море в Персию, Среднюю Азию, в Закавка­зье. Конечно, одной из главных статей южного экспорта стал «рыбный то­вар». А в Россию ввозилось великое множество традиционных восточных товаров — пряности, ткани, ковры, дорогое холодное оружие, драгоценные и полудрагоценные камни, украшения.

Петр всячески поощрял экспорт товаров: ведь казна получала благода­ря этому дополнительные средства, в которых она так нуждалась.

Приветствуя и поддерживая обоюдовыгодную внешнюю торговлю. Петр в то же время жестко охранял интересы молодой русской промыш­ленности и нарождающегося купечества.

Именно Петр I был первым, кто стал активно и масштабно проводить в России политику меркантилизма и протекционизма. Меркантилизм — это торговая политика, которая заключалась в том, чтобы государство по­стоянно имело положительный торговый баланс с другими странами. Это означало, что государство стремилось купить дешевле, а продать дороже, т. е. стоимость экспорта неизмен но должна была превышать стоимость им порта. Прибыль, естественно, шла в казну.

Одновременно, как и в ряде западных стран, в начальный период их индустриального, капиталистического развития, в частности во Франции, в Англии, Петр I стал проводить политику протекционизма. Она заключа­лась в том, чтобы в сфере торговли таможенными пошлинами на иностран­ные товары защитить и поддержать молодую российскую промышлен­ность, особенно те ее отрасли, которые вступали в конкурентную борьбу на российском рынке с иностранными товарами.

Конечно, Петр и здесь внес дух новаторства. Но в чем он проявлялся? В частностях. Например, содействовал освоению новых земель в Повол­жье, Приуралье, в частности в башкирских землях, в Сибири, на юге стра­ны, и расширению посевных площадей. Но при этом дарил своим спод­вижникам государственные села и деревни, населенные крестьянами, рас­ширяя тем самым масштабы крепостничества в России. Сотни тысяч крестьян при нем попали таким образом в личную зависимость от частных владельцев.

В результате продукция сельского хозяйства хотя и увеличивалась, но не за счет качества свободного труда, повышения его производительности, а благодаря вовлечению в крепостническую орбиту все новых и новых зе­мель, населенных крестьянами.

Не затрагивая сущности крепостнических отношений в деревне и даже укрепляя их, Петр I пытался поднять обший уровень сельского хозяйства, увеличить его продуктивность за счет внедрения некоторых новшеств. По его приказу в Россию завезли несколько тысяч литовских кос, которые за­менили бы трудоемкую и медленную жатву серпами. Коса прижилась в русской деревне, особенно в черноземных и степных уездах. Ее с тех пор и по нынешний день стали называть «литовкой». Но это не решало пробле­мы, По-прежнему большинство крестьян продолжало по старинке пользо­ваться серпами.

Попытался Петр I также поднять уровень российского скотоводства. Он выписывал высокопородные виды скота из зарубежных стран, содейст­вовал их разведению в России в казенных хозяйствах, которые затем пере­давал в частные руки. При Петре появились и первые конные заводы. Ему же принадлежала инициатива посадки в южных районах страны тутовых деревьев и разведение шелковичных червей — основы молодой шелко­ткацкой промышленности. Вслед за своим отцом Алексеем Михайлови­чем, большим любителем и знатоком садового дела, Петр I содействовал развитию садоводства, расширению технических культур, в частности льна. Он был первым русским монархом, проявившем заботу о русском ле­се. При нем разрешалось рубить лес так, чтобы это не наносило ущерба его воспроизводству.

Реформы армии и флота. Когда мы говорим о том, что при ПетреI Рос­сия стала великой державой, то прежде всего имеем в виду ее возросшую военную мощь, способность отстоять свои внешнеполитические интересы.

Петр полностью реформировал военные силы страны.

Прежде всего он изменил систему военного набора в армию. Теперь была введена рекрутская повинность, которая означала, что крестьяне и посадские люди обязаны были от своих обшин поставлять определенное количество будущих солдат. Все солдаты должны служить пожизненно. Новая система набора перевела вооруженные силы страны на постоянную основу. Отныне вся русская армия, а не только три гвардейских полка, ста­новилась регулярной, т. е. формировалась из людей, для которых армей­ская служба — профессия на всю жизнь. Такая система сразу увеличила ко­личественный состав русской армии. С 1699 по 1714 г. таким образом было мобилизовано около 300 тыс. человек. В конце царствования Петра, в 1725 г., только в полевой армии числилось более 130 тыс. человек. Даже по нынешним временам — огромные цифры.

Русская армия изменилась и внешне. Теперь каждый род войск отли­чался своей особой формой. Пехота была одета в суконные кафтаны зеле­ного цвета и черные шляпы. Кавалерия носила синие кафтаны. Военные победы стали славой для государства, но мучением для сол­дат. Вся их жизнь должна была теперь до увечья или смерти протекать в ка­зармах, на плацу, в военных походах и битвах.

В передовых странах Запада перестройка вооруженных сил на регуляр­ной основе произошла ранее, чем в России. Там армии формировались за счет наемников, как из числа своих сограждан, так и иностранцев. Россий­ская армия при всем крепостническом ее характере с самого начала стала национальной, народной армией. В решающих битвах, в которых на карту ставилась судьба Отечества, как это было во время Полтавской битвы, на­родность российской армии становилась важнейшим психологическим фактором сражения. Люди шли в бой не за деньги, а за спасение Родины.

На Западе иным, чем в России, было и вооружение передовых армий. Появились новые типы оружия — вместо, фитильных мушкетов кремневые фузеи (от французского словаfusil— ружье) со штыками — багинетами. ручные гранаты и многое другое. Петр немедленно использовал все эти но­вовведения.

Система маневров, отработка боевых построений давно уже стали обычным делом для западных армий, и Петр, конечно, учел эту практику. Но он сразу же отмел в сторону приверженность европейских создателей новых армий к плац-парадной муштре, настоящей дрессировке солдат, ко­торые должны были почти механически выполнять сложные фигуры по­строения, которые редко применялись в бою.

Петр впервые в Европе ввел систему полевой подготовки, близкой к боевой обстановке. Его мало заботила шагистика, которой увлекались в европейских столицах XVII—XVIII вв. В этом смысле Петр заложил хо­рошую основу для будущих талантливых русских полководцев, таких как Румянцев, Суворов. Кутузов, которые также стремились готовить солдат не для парадов, а для боя с наименьшими потерями.

В новых воинских наставлениях Петр значительно упростил команды. Он сам прошел весь строй обучения от солдата до генерала и поэтому на се­бе познал устарелость многих армейских порядков. Так, вместо команды: «Оборотись направо!», он ввел другую, более короткую: просто «На- пра-во!» Она, как и многие другие петровские команды, существует и по сей день. Как и на Западе, Петр ввел в армию гренадерские полки — полки гра­натометчиков. Особой его заботой стала артиллерия. Парк орудий был полностью об­новлен. В середине 20-х гг. в России числилось только в полевой артилле­рии более 2500 пушек. Петр оснастил орудиями кавалерийские части, дал легкие мортиры пехоте. Военные заводы в центре страны, на Севере и Ура­ле постоянно увеличивали артиллерийский парк русской армии.

При Петре была ликвидирована тяжелая на подъем, слабо дисципли­нированная дворянская конница и образованы регулярные кавалерийские части. Их ядром стали драгунские полки, в которых кавалеристы были воо­ружены фузеей с багинетом, парой пистолетов, саблей. Русская кавалерия во время боя на полном аллюре атаковала неприятеля с саблями или пала­шами в руках, а после его «конфузии» наносила уже на малой скорости ог­невой удар.

Впервые в мире Петр ввел в военную практику легкую кавалерию — крупные кавалерийские соединения, усиленные артиллерией, — кавале­рийские корпуса и отдельную конную армию, которой командовал А. Д. Меншиков, ставший блестящим кавалерийским генералом. Немало славных побед в Северной войне одержали русские кавалеристы. Им под­могой постоянно были иррегулярные кавалерийские части — казаки, калмыцкая и башкирская конница. Именно после этих новшеств русская ка­валерия обрела такие черты, как смелость, решительность, быстрый ма­невр.

Внесли Петр и ею генералы в тактику боя новые идеи, которые были блестяще опробованы в Полтавской битве.

В Европе существовало линейное построение войск: расположение и в атаке и в обороне шеренгами, стрельба «плутонгами», т. е. поочередно каж­дой шеренгой. В русской армии внесены тактические изменения: шеренги начинали вести огонь «с падением», когда первые из них ложились на зем­лю, а стрельбу начинали задние, а затем передние поочередно вставали и били по наступающему неприятелю, в то время как задние заряжали ру­жья. Тем самым достигалась непрерывность стрельбы, чего не знали рань­ше в армии. Стал практиковаться и залповый огонь всеми шеренгами, но для того, чтобы было удобнее стрелять. Петр сократил глубину пехотной линии с принятых шести шеренг до четырех.

Если в западных армиях штык был предназначен для обороны, то Петр сделал его средством контратаки. С тех пор ярость штыкового удара стала одним из сильнейших боевых приемов русской армии. Именно штыковая атака по центру наступающих шведов, в которую повел солдат сам царь, переломила ход Полтавской битвы в пользу русских.

Новая боевая тактика русской армии по сравнению с западными вой­сками дополнялась усилением флангов за счет кавалерии и гренадерских частей, созданием резерва за спиной сокращенных русских шеренг, кото­рый мог бы в случае прорыва противника прийти на выручку; проведением входе боя артиллерийской подготовки но наступающим вражеским частям и возведением прямо на поле боя полевых укреплений, о которые разбива­лись волны атакующих, как это произошло в Полтавском сражении.

В 1716 г. в России издан «Устав воинский», который вобрал в себя луч­шие черты прежних воинских наставлений, отразил изменившую органи­зацию, тактику, систему обучения армии. Большое внимание в «Уставе» было уделено высоким морально-волевым качествам русского солдата. Там говорилось о том, что «товарища своего от неприятеля выручать» — святой долг и командира и солдата, а защита и спасение знамени — свя­щенная обязанность воина.

Что касается военно-морского флота, то он, как известно, создавался, по существу, заново. До кониа дней флот оставался первой любовью Пет­ра, который до двадцати с лишним лет вообще не видел моря.

На русских верфях начиная с первых лет XVIII в. строились фрегаты, галеры, разного рода вспомогательные суда. Уже в первом десятилетии ве­ка у России появилось три флота: главный и основной — Балтийский и два вспомогательных — Каспийский и Азовский.

Создавались военно-морские крепости — Кронштадт и Таганрог, воо­руженные мошными пушками. В середине второго десятилетия на воду спускали как мошные линейные двух-трехпалубные корабли для боя в ли­нию, так и более легкие фрегаты — тогдашние крейсера, имевшие на боргу по 50—60 орудий. Ко времени окончания Северной войны только на Бат- тике Россия имела 29 тяжелых линейных кораблей, 6 фрегатов, более двух­сот галер, не считая более мелких судов. Российский флот после побед под Гангутом и при Гренгаме практически стал хозяином Балтийского моря. И здесь Петр ввел новшества в тактику боя: атаку легкими галерами тяже­лых линейных кораблей противника с последующим абордажем и руко­пашной схваткой на борту вражеских судов. Таким путем русский флот одержал не одну морскую победу.

Опыт создания русского флота, его боевых свершений, обучения мор­ских кадров был отражен в «Уставе морском», созданном при участии царя.

К 20-м гг. XVIII в. воды Каспийского моря также бороздили около 300 военных судов. Это была грозная сила. После Прутского поражения азовский флот и таганрогская крепость были ликвидированы. Здесь вся борьба за выход в южные моря переноси­лась на будущее.

Реформируя армию, создавая флот, Петр I стал все больше ориентиро­ваться на отечественные военные кадры. В Москве и Петербурге открыва­ются военные, в том числе артиллерийские, военно-инженерные школы. Появляются школы для низшего унтер-офицерского состава, мореходное училище, школа гардемаринов, а затем в новой столице открывается Мор­ская академия офицерских кадров.

Немало молодых людей, как детей титулованной русской знати и дво­рян, так и способных выходцев из других сословий, Петр направляет на учебу и практику за границу. Порой он принуждал их к этим поездкам. К началу 20-х гг. XVIII в. русская армия и флот вполне были обеспече­ны собственными кадрами. Иностранным офицерам предложили пройти специальный экзамен. Те, кто не выдерживал его, увольнялись со службы. А затем в России вообще запретили принимать на военную службу ино­странцев. И это несмотря на все восхищение царя Европой.

Реформа государственного устройства. Создание новой армии и флота, коренное реформирование промышленности, бурно развивающиеся кон­такты с иностранными государствами, необходимость получения все но­вых и новых средств для нужд государства и нужд войны требовали четкой, быстрой, слаженной работы всех государственных звеньев. А главное, уси­ливающаяся самодержавная власть царя, который проникал своей неукро­тимой энергией буквально во все сферы жизни страны, нуждалась в по­слушной его воле государственной машине, где бы подданные беспреко­словно и рьяно выполняли царские указы и поручения.

Понятно, что при таких требованиях к системе управления страной Петр I пошел не по пути уже формирующихся в Европе буржуазных госу­дарств, где существенное значение имело народное представительство, парламенты, шел процесс разделения властей — исполнительной, законо­дательной, судебной. Даже побежденная им Швеция после гибели Кар­ла ХП ввела в стране конституцию, ликвидировала абсолютную власть мо­нарха, создала парламент — риксдаг.

Уже в конце XVII — начале XVIII в. он перестал созывать Боярскую думу, ввел вместо нее Ближнюю канцелярию, назначал тудасвоих соратни­ков министрами, все больше и больше доверял управление страной своим преданным сторонникам. Но уже в это время он начал ставить их под свой жесткий контроль. В 1707 г. Петр I. будучи в действующей армии, прика­зал, чтобы члены этой -канцелярии» непременно записывали свои речи и подписывали бы их своей рукой, «ибо сим |этим] всякого дурость явлена будет». Этот принцип он перенес на работу и нового учреждения, которое после царя стаю верховным органом управления страной.

В 1711 г.. отправляясь в Прутский поход, Петр I создан Правительст­вующий сенат, которому поручил управление Россией в свое отсутствие. Он поначалу включил туда девять своих доверенных лиц. В наказе Сенату Петр о предел ил его обязанности как высшего судебного, исполнительного и частично законодательного органа. Ни о каком разделении властей здесь не было и речи. Среди обязанностей Сената были и такие: «Суд иметь не­лицемерный и неправедных судей наказывать отнятием чести и имения»; «Смотреть во всем государстве расходов»; «Денег как возможно сбирать, понеже деньги суть артерия войны».

Но одновременно с новым высшим органом власти в стране, пришед­шим на смену Боярской думе и полностью подчиненным парю, Петр ввел должности фискалов, начиная orобер-фискала Сената и кончая фискала­ми в других центральных учреждениях, а также и на местах. Задача фиска­лов .состояла в том, чтобы контролировать всю администрацию, выявлять случаи нарушения законов, взяточничества, казнокрадства. Они подчиня­лись непосредственно царю, но не получали жалованья, а существовали за счет сначала половины, а позднее одной трети конфискованного у взяточ­ников и казнокрадов имущества. Понятно, что фискалы, поощряемые ца­рем, проявляли в своем деле большую прыть.

Был свой высокий контролер и над Сенатом. Это генерал-прокурор и его помощник обер-прокурор. Прокуроры имелись и в других учрежде­ниях. Они являлись настоящим «оком государевым» и подчинялись лишь царю. Если генерал-прокурор усматривал в действиях Сената нарушение или нерадивость, то мог приостановить и опротестовать их. Первым гене­рал-прокурором Сената стал ближайший сподвижник Петра I, бывший свинопас, а позднее денщик царя, Павел Иванович Ягужинский.

Начиная с 1711 г. в России вместо приказов стали постепенно вводить­ся так называемые коллегии. К 1720 г. их стало 11. Это были высшие распо­рядительные учреждения со строгим и четким разделением функций. В своих областях деятельности их власть распространялась на всю страну. Так, армией занималась Военная коллегия, флотом — Адмиралтейская, международными делами — Иностранная. Выше уже упоминались Ману­фактур-коллегия и Берг-коллегия, ответственные за развитие промышлен­ности и горнорудного дела. Финансами ведала Камер-коллегия, контролем за сбором и расходованием средств — Ревизион-коллегия, организацией и работой судов — Юстиц-коллегия, а торговлей — Коммерц-коллегия.

Каждая коллегия состояла из президента, вице-президента, советни­ков и асессоров (ол латинского словаassessor-заседатель). Они работали ежедневно. За свою работу члены коллегий получали жалованье и. таким образом, становились государственными чиновниками, полностью зави­сящими от царя. За работой коллегий, как и других учреждений в стране, также внимательно следили фискалы.

В I721 г, Петр I учредил высший орган по управлению церковными де­лами — Синод. Это — закономерный шаг. После смерти патриарха Петр оставил эту должность незанятой. Он не мог простить церковникам оппо­зиции своим преобразованием. Теперь Синод по существу стал духовной коллегией. Ее составляли церковные иерархи, назначаемые царем. Цер­ковь окончательно была подчинена государству.

Большое внимание Петр уделил организации политического сыска. Вначале этим занимался Преображенский приказ. Позднее царь учредил Тайную канцелярию, чем-то напоминающую приказ Тайных дел его отца. Сюда сходились все сведения царских соглядатаев и доносчиков. Здесь вершились следствие и расправа по политическим делам, в которых царь сам принимал активное участие. Учреждение Тайной канцелярии как бы венчало создание стройной, всепроникающей и беспощадной бюрократи­ческой системы центрального управления, где все управленцы были холо­пами, рабами царя. То, о чем мечтал, но так и не смог осуществить Иван Грозный, сделал в первой четверти XVIII в. Петр 1.

И все же никакими, даже самыми жестокими мерами Петр не мог ис­коренить глубоко въевшиеся в жизнь России коррупцию, взяточничество, казнокрадство, использование служебного положения в личных целях. Во­круг Петра сплотились люди, воспитанные при старых приказных и вое­водских порядках, когда воровали все и всё. Теперь же власть государст­венных деятелей и чиновников, действующих именем царя, стала букваль­но подавляющей. К тому же в руках государства появились огромные средства за счет прибылей, новых налогов, откупов, монополий, иностран­ной торговли и т. д. Можно смело сказать, что в первой четверти XVIII в. в России не воровал лишь один парь. Генерал-прокурор Ягужинский как-то откровенно сказал царю: «Мы все воруем. Только один более и при­метнее, чем другой». И это было чистейшей правдой. Крупнейшими казно­крадами и взяточниками оказались ближайшие царю люди — светлейший князь Меншиков, адмирал Апраксин, дипломат граф Петр Андреевич Тол­стой, канцлер Шафиров. За казнокрадство — трату государственных средств на личные нужды был повешен сибирский губернатор князь Гага­рин, за взятки предан смерти обер-фискал Нестеров, в чьи обязанности входила как раз борьба с казнокрадством и другими финансовыми наруше­ниями. Известный прибыльщик Курбатов разделил его участь.

Под стать этому царь выстроил и местное управление. После крупных восстаний на Дону, в Астрахани, в Башкирии (об этом ниже), когда народ поднимался против насилий, угнетения, поборов, повинностей, царь в 1708—1710 гг. разделил всю страну на восемь, позднее одиннадцать гу­берний (Московскую, Петербургскую, Сибирскую и др.). Это — крупные территориально-административные деления, во главе которых были по­ставлены генерал-губернаторы (в наиболее крупных губерниях) и губерна­торы. В каждой губернии стояли войска. Губернаторы обладали огромной властью — административной, полицейской, судебной, финансовой. Во главе Санкт-Петербургской губернии был поставлен любимец царя князь А. Д. Меншиков. Но и за главами губерний следили фискалы и прокуроры. Именно обер-фискал Нестеров собрал огромный компрометирующий материал на Меншикова, с которым ознакомился Петр. После этого он охла­дел к своему фавориту.

Позднее выяснилось, что на столь огромных территориях власть с тру­дом лоходит до российской глубинки, и Петр создал новую управленче­скую сеть на местах; все губернии были поделены на провинции. Их стало в России 50. А тс в свою очередь делились на округа — дистрикты. Во главе крупных провинций стояли также губернаторы, во главе остальных — вое­воды. Название сохранилось прежнее, но сущность власти воевод корен­ным образом изменилась. Теперь они уже не полунезависимые царьки на своих территориях, а государственные подконтрольные служащие, ведав­шие всем упраалением провинций и отвечающие головой перед царем за свои действия. Во главе дистриктов стояли земские комиссары, а те в свою очередь контролировали деятельность сельских сотских, десятских. Вся Россия, таким образом, была выстроена по чиновничьему ранжиру, с чет­ким разделением управленческих обязанностей.

Новое управление было введено и в городах. Всеми городами в стране ведал Главный магистрат. В каждом городе появились свои магистраты. Городское население подчинялось им и было исключено из ведения вое­вод. Магистраты выбирались из числа богатых горожан-купцов, предпри­нимателей, состоятельных ремесленников, местной интеллигенции. Они стали единственными выборными органами в России.

Важной частью системы управления страной стали прибыльщики. Это назначенные царем специальные люди, залача которых заключалась в по­полнении казны за счет все новых и новых налогов. И прибыльщики стара­лись вовсю. Правительство накладывало налоги на все. на что ему указыва­ли прибыльщики: на новые откупа, налог на соль. Дело дошло до того, что были введены пошлины на тех, кто носил бороду и усы. Налогом облага­лись дубовые гробы и косяки домов и даже домашние бани. Правда, позд­нее этот странный налог Петр 1 отменил.

Петровские реформы государственного устройства России были увен­чаны выпуском в свет в 1722 г. указа «Табель о рангах». Отныне весь рос­сийский чиновный бюрократический мир был поделен на 14 разрядов — от действительного статского советника и канцлера (1-й разряд) до коллеж­ского регистратора (14-й разряд). Такое же деление введено и в армии и на флоте — от генералиссимуса, генерал-фельдмаршала, генерата и адмирала (1-й разряд) до корнета и прапорщика (14-й разряд).

Каждый имел свое жатованье, свое положение в обществе. Те, кто по­лучал чины 14—9-го разрядов, становились дворянами, но не могли пере­давать дворянский титул по наследству. Дослужившиеся до 8-го разряда получали потомственное дворянство. В армии того же добивались те, кто дослуживался до 12-го разряда.

Таким образом, в системе государственной службы и продвижения по должностям на первый план выходили личные достоинства и заслуги, пре­данность государю, выслуга лет и т.д. «Порода» как основа для занятия должностей окончательно сошла на нет.

Частью общей перестройки государственной системы в России стали значительные перемены в положении сословий. Сословия приобрели бо­лее четкий характер, они как бы встраивались в общую системууправления страной. Так, горожане делились на «регулярных», имеющих право голоса, и «нерегулярных», «подлых людей», которые не имели права выбирать в магистраты. Ремесленники были организованы в цехи по профессиям.

Кроме того, все «регулярные» горожане делились на гильдии согласно своему состоянию. В первую гильдию входили богатые люди, во вторую — народ победнее. По-новому было организовано и дворянство, число которого в эпоху Петра значительно возросло за счет ратных людей и способных выходцев из других сословий.

В интересах дворянства Петр I своим указом от 1714 г. «О единонасле­дии», во-первых, ликвидировал разницу между вотчиной и поместьем. Те­перь помещики, как и вотчинники, имели право на полное владение своим имением, но при условии несения службы на государя. Они могли переда­вать свои владения по наследству, продавать, покупать, закладывать их. Это привело к стабилизации и подъему помещичьего хозяйства. Помещи­ки, не боясь более лишиться своих имений, стали больше труда и забот вкладывать в хозяйство.

Во-вторых, тем же указом Петр I ввел правило наследования имений лишь одним из наследников. Этим, во-первых, прекращалось дробление имений. В-третьих, остальные сыновья, не имея средств к существованию, должны были идти на государственную службу, в армию. Тем самым царь получал дополнительные кадры во всех областях жизни страны.

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

Ашрыкъ (кукурузный суп)

Ашрыкъ (кукурузный суп)

Ашрыкъ (кукурузный суп)     Это очень старый суп с языческими корнями, традиционно его готовили весн...

Фасолевый суп с вяленым мясом

Фасолевый суп с вяленым мясом

Фасолевый суп с вяленым мясом     В кабардинской кухне есть два интересных и любимых мною рецепта: ф...

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)     В кабардинской кухне изначально было не очень много бл...

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)     Cуществуют несколько разновидностей Либжэ ...

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)     Адыги мясо готовят преимущественно в натуральном виде - варя...

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)     Гедлибже - национальное кабардинское блюдо. Своеобраз...

Паста (мамалыга)

Паста (мамалыга)

Паста (мамалыга)     Многие называют мамалыгу (паста по-кабардински, абыста по-абхазски) крутой каше...

Джэд ла (курица в тесте)

Джэд ла (курица в тесте)

Джэд ла (курица в тесте)     Джэд ла (курица в тесте) - национальное блюдо, которое легкое в изготов...

Сладкий слоеный хлеб

Сладкий слоеный хлеб

Сладкий слоеный хлеб     Слоеный кабардинский хлеб - очень популярное лакомство, представлено двумя ...

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)     Из множества кабардинских пирогов (дэлэн) мой самый любимый вариа...

Кухня кабардинцев

Кухня кабардинцев

Лягур (мясо вяленое) Визитной карточкой кабардинской кухни (помимо гедлибже) является лягур - сушеное или вяленое мясо...

Лакумы

Лакумы

Лакумы   Лакумы это пышки, которые готовятся в большом количестве кипящего растительного масла - во фритюре. ...

Лягур (мясо вяленое)

Лягур (мясо вяленое)

Лягур (мясо вяленое)   Визитной карточкой кабардинской кухни (помимо гедлибже) является лягур - сушеное или в...