Мы в Second Life

Ошибка
  • Невозможно загрузить ленту новостей

ГЛАВА 7 § 2. Триумф и трагедия Лжедмитрия

§ 2. Триумф и трагедия Лжедмитрия

 

Однако самозванец медлил с маршем на Москву. Для того были причи­ны. Перешедшие на его сторону правительственные войска были ненадеж­ны, особен но после того, как среди них разнесся слух, что «царевич»-то не­подлинный. Кроме того, Москва присягнула Федору Годунову и семейство Годуновых готовилось к обороне. Опасался Лжедмитрий и прямых столк­новений с войсками, преданными старой власти, ведь до сих пор он проиг­рал все сражения и его успехи были связаны не с военными победами, а с восстанием народа, добровольной сдачей городов.

Теперь его поддержали все заокские города, близкие к Москве. Двига­ясь на север, Лжедмитрий держал свое войско обособленно от сопровож­давших его бывших правительственных войск и дворянских отрядов. Польская охрана тщательно оберегала его. По его человек ночью стояли подле шатра самозванца.

Одновременно он продолжал повсеместно свою агитацию, рассылал повсюду «прелестные грамоты». В них он обличал Годуновых, обешал всем то, чего хотели в России: боярам — прежнюю честь, дворянам — милости и отдых от службы, торговым людям — льготы и облегчение от податей, всему народу — милости, покой, «тишину» и благоденствие. Измученные голодом и разорениями, люди с восторгом внимали этим посулам.

Направил он своих гонцов и в Москву. Среди них был и предок А. С. Пушкина Гаврила Пушкин. Вдвоем с товарищем они при поддержке казачьего отряда подошли к самому городу, а потом проникли на Красную площадь. Стрельцы, которых послали для их поимки, разошлись по домам. Там, наЛобном месте, рядом с Кремлем 1 июня 1605 г. Пушкин прочитал собравшейся толпе милостивую грамоту Лжедмитрия. Население тут же взялось за оружие. Народ бросился в Кремль. Дворцовая стража разбежа­лась, и Москва оказалась в руках восставших, которыми умело руководили люди самозванца.

Годуновы бежали из Кремля и попрятались кто где. Толпа ворвалась в опустевший дворец и разгромила его, а затем начала крушить и грабить «храмины» богатых людей, в первую очередь дома семейства Годуновых и близких к ним бояр и дьяков. Захвачены были все винные погреба, люди разбивали бочки и черпали вино: кто шапкой, кто башмаком, кто ладонью. Как писал один современник: «Вина опилися многие люди и померли».

В это время подошедший уже к Серпухову Лжедмитрий требовал от своих сподвижников расправы над Годуновыми и их покровителем — пат­риархом Иовом. Восставшие нашли его, притащили в Успенский собор Кремля, содрали с него патриаршьи одежды и знаки отличия и бросили, плачущего, в повозку, которая увезла Иова в один из дальних монастырей.

Вскоре стрельцы нашли и Федора Годунова с матерью и сестрой, и дос­тавили на их старое московское подворье. Туда же явились посланцы само­званца князья Василий Васильевич Голицын и Мосальский. Здесь по их приказу стрельцы бросились на Годуновых. Царицу быстро задушили ве­ревками. Федор же отчаянно сопротивлялся, но покончили и с ним. Сестру оставили в живых. Позже ее постригли в монахини и отправили в Кирилло-Белозерский монастырь. Выйдя на крыльцо, бояре объявили народу, что царь и царица-мать со страху отравились.

Другие Годуновы также были обнаружены и затем высланы. Династия Годуновых прекратила свое существование. 20 июня 1605 г. Лжедмитрий торжественно въехал в Москву. Столица встретила его колокольным звоном.

В тот же день Василий Шуйский, отказавшись от своих прошлых пока­заний, заявил, что в 1591 г. был убит не царевич, а другой мальчик, царевич же спасся. Через некоторое время Лжедмитрий выехал на встречу с мате­рью Марией Нагой — монахиней Марфой. Бывшая жена Ивана Грозного признала в Лжедмитрии своего сына, теперь дерзкому и изворотливому самозванцу надлежало выполнять свои обещания. Как перед верхами общества, так и перед средними и низ- щими его слоями, которые сообща поддержали его. Однако нее это оказа­лось делом совершенно невыполнимым.

И все же Лжедмитрий попытался совершить невозможное, показав большое политическое чутье, ум, находчивость и смелость. Прежде всего он урегулировал отношения с Боярской думой. Лже­дмитрий подтвердил ее полномочия, обещал боярам сохранить их вотчи­ны. Он вернул в Москву многих опальных при Годунове бояр и дьяков и в первую очередь оставшихся в живых Романовых. Филарету Романову он предложил скинуть монашескую рясу и вновь войти в Боярскую думу, а ко­гда тот отказался вернуться в мир, то удостоил его сана митрополита. В Мо­скву вернулся и маленький Михаил Романов с матерью. Там он встретился с отцом, которого не видел пять лет.

И все же видное московское боярство во главе с В. И. Шуйским враж­дебно было настроено в отношении нового царя. Он помог им устранить ненавистного Годунова, и теперь они стремились избавиться от самозван­ца-чужака и взять власть в свои руки.

С первых же дней бояре тайно стати подготавливать народ против Лже­дмитрия, обличать его за связь с поляками — врагами Русского государст­ва. Это было тем более легко, что поляки, прибывшие с Лжедмитрием, вели себя в Москве нагло, оскорбляли москвичей, заходили в иеркни с оружием, обижали московских женщин.

Вскоре стаю известно о заговоре Шуйского против Лжедмитрия. Двое заговорщиков были казнены. Шуйского тоже вывели на плаху. Палач занес над его головой топор, но в это мгновение появился гонец из Кремля с гра­мотой о помиловании. Шуйского услали из Москвы, но вскоре простили и разрешили вернуться обратно. Боярство готовилось к новой борьбе. Лжедмитрий стремился завоевать поддержку и доверие духовенства. Он подтвердил ему все старые льготы и привилегии. Однако отцы церкви с подозрением относились к связям нового царя с поляками-католиками.

Лжедмитрий попытался освободиться от польских и казацких отрядов, которые чувствовали себя в Москве победителями и дискредитировали ца­ря. Он заплатил полякам хорошие деньги за службу и предложил вернуться на родину, однако те продолжали оставаться в Москве, кутили, задирали москвичей. Вскоре московское население выступило против насилий со стороны поляков. Дело кончилось побоищем. Лжедмитрий приказал аре­стовать поляков — зачинщиков беспорядков. Но потом тайно отпустил их.

Казаков он также рассчитал и отправил восвояси, чем вызвал их боль­шое неудовольствие. Все холопы, крестьяне, посадские люди были уволе­ны из войска. Так закончила свое существование народная армия само­званца.

Зато новый царь щедро одарил дворян, жалованье им было удвоено. Он раздал им огромные суммы денег, наделял новыми земельными участками, населенными крестьянами. Как и предшествовавшие правители, Лже­дмитрий старался опереться на дворян и тем самым укрепить свою власть.

Трудным был для нового царя выбор политики в отношении холопов и крестьян. Лжедмитрий пошел на компромисс. Он отпустил на волю всех холопов, которые попали в кабату в голодные годы. Освободил от налогов жителей некоторых областей на юго-западе страны, оказавших ему наибольшую поддержку и пострадавших от карателей Годунова. Специальным указом новый царь оставил на свободе тех крестьян, которые бежали от своих господ в голодные годы. И это было, конечно, необычным явлением для страны. Но в то же время он оставил в силе «урочные годы», т. е. сыск беглых крестьян и даже несколько увеличил их сроки. Тем самым он сохра­нил незыблемым крепостное право. Больше всего Лжедмитрий боялся за тронуть интересы феодального класса. Зато продолжал популярную при Годунове борьбу с взяточничеством чиновников и под страхом смертной казни запретил брать взятки. Упорядочил новый царь и сбор налогов. Он разрешил представителям крестьянских обшин самим доставлять собран­ные налоги в казну. Тем самым Лжедмитрий нанес удар по привычке при­казных людей прикарманивать себе часть налоговых средств. Все эти ново­введения были разумными и назревшими, и простой народ одобрял их.

Но особенно поразителен был его поворот в отношениях с Польшей. Здесь с первых же дней правления он показал себя приверженцем россий­ских интересов и стремился быть защитником православия. Он отказался предоставить обещанные земли польскому королю, урезал плату за по­мощь польским наемникам и магнатам. Повел разговор о необходимости вернуть западнорусские земли, захваченные Речью Посполитой, назад России. Польский король был вне себя от бешенства. К тому же Лжедмит­рий отказал католикам в постройке храмов на территории России.

Тем не менее, опасаясь заговоров со стороны русских бояр, он посто­янно держал около себя польских и других иноземных телохранителей. Его близкими советниками были поляки, которым он был обязан и иными своими успехами. Это постоянно раздражало русское население.

Облик Лжедмитрия вовсе не вязался с привычными представлениями о недоступном, далеком от народа самодержце. И некоторые введенные им меры говорили о нем как о человеке вполне европейских обычаев и нравов, что было удивительно и непривычно дтя отгороженной от Европы России, упорно державшейся за старину. Он впервые в истории страны разрешил свободный без разрешения правительства выезд русским купцам за грани­цу, провозгласил свободу всех религий. Не видя большой разницы между католиками и православными, он любил говорить: «Все они христиане» — и был в этом, конечно, прав.

Лжедмитрий ежедневно бывал в Боярской думе, деятельно участвовал в ее работе, поражал своей способностью быстро, без проволочек решать сложные вопросы. Дважды в неделю царь лично принимал челобитья (жа­лобы), и каждый мог объясниться с ним по своим делам. Часто без охраны он прогуливался по московским улицам, заходил в ремесленные мастер­ские, лавки купцов, беседовал с людьми.

Лжедмитрий выказал себя сторонником просвещения, ратовал за то. чтобы дать народу образование, а бояр уговаривал побывать за границей и посылать туда своих детей для обучения.

В отличие от прежних царей Лжедмитрий свободно вел себя за обедом, беседовал, слушал музыку, и что уж вовсе поражало ревнителей старины — не молился перед трапезой, не мыл руки после еды и не ложился почивать, а отправлялся по своим делам.

Большое внимание новый царь уделял созданию новой армии, сам учил ратных людей брать крепости приступом, причем участвовал в манев­рах самолично, метко стрелял из пушек.

В начале XVII в. Россия была еще абсолютно не готова к такой ломке обычаев и нравов, а потому бояре, духовенство, да и простой народ встре­чали новизну с недоверием и удивлением.

Особенно эти чувства усилились, когда в Москве появилась невеста царя Марина Мнишек в сопровождении 2000 польских шляхтичей. И хотя свадьба проходила по русскому православному обряду, Марина отказалась принять причастие из рук православного священника. Отвергла она и предложенное ей платье. Сопровождавшие ее польские паны и охрана считали в Москве себя хозяевами, грабили горожан, оскорбляли женщин, заходили с оружием и собаками в церкви. Постоянная связь с поляками, определенная зависимость от польских советников стали той слабостью, которая в конце концов погубила Лжедмитрия.

В городе закипала ненависть против Марины, поляков.

Всем этим и решили воспользоваться бояре, организовавшие против Лжедмитрия новый заговор, который внешне был направлен не против ца­ря, а против его польских друзей. Князья Шуйский и Голицын вовлекли в него верных им дворян, часть горожан, возмущенных насилиями со сто­роны поляков.

Но заговорщики не рассчитывали, что большинство народа выступит против самозванца, который, несмотря ни на что, был популярен среди простых людей. Коварный Шуйский пошел на обман. Заговорщики реши­ли ворваться в Кремль с криком «поляки бьют государя!», а потом окру­жить Лжедмитрия будто бы для защиты и убить его. Самозванца несколько раз предупреждали о назревающем заговоре, но он, будучи уверенным в любви к нему народа, проявил беспечность и не принял мер предосто­рожности.

Под утро 17 мая 1606 г. в Москве тревожно загудел набат. Горожане бросились громить дворы, где размешались поляки. Одновременно отряд в 200 вооруженных дворян во главе с боярами-заговорщиками проник в Кремль. Заговорщики ворвались в покои царя. Услышав шум. Лжедмит­рий вышел к ним с мечом в руках, но после короткой схватки вынужден был отступить в свою спальню. Оттуда он пытался спастись, выпрыгнув из окна. Но при этом вывихнул ногу и разбил грудь. Когда он попал в руки за­говорщиков, его тут же зарубили мечами.

Три дня тело Лжедмитрия лежало для всеобщего обозрения на Красной площади. Потом труп сожгли, пепел зарядили в пушку и выстрелили в ту сторону, откуда пришел самозванец, Марину Мнишек и се отца арестовали и выслали в Ярославль.

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

Ашрыкъ (кукурузный суп)

Ашрыкъ (кукурузный суп)

Ашрыкъ (кукурузный суп)     Это очень старый суп с языческими корнями, традиционно его готовили весн...

Фасолевый суп с вяленым мясом

Фасолевый суп с вяленым мясом

Фасолевый суп с вяленым мясом     В кабардинской кухне есть два интересных и любимых мною рецепта: ф...

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)     В кабардинской кухне изначально было не очень много бл...

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)     Cуществуют несколько разновидностей Либжэ ...

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)     Адыги мясо готовят преимущественно в натуральном виде - варя...

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)     Гедлибже - национальное кабардинское блюдо. Своеобраз...

Паста (мамалыга)

Паста (мамалыга)

Паста (мамалыга)     Многие называют мамалыгу (паста по-кабардински, абыста по-абхазски) крутой каше...

Джэд ла (курица в тесте)

Джэд ла (курица в тесте)

Джэд ла (курица в тесте)     Джэд ла (курица в тесте) - национальное блюдо, которое легкое в изготов...

Сладкий слоеный хлеб

Сладкий слоеный хлеб

Сладкий слоеный хлеб     Слоеный кабардинский хлеб - очень популярное лакомство, представлено двумя ...

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)     Из множества кабардинских пирогов (дэлэн) мой самый любимый вариа...

Кухня кабардинцев

Кухня кабардинцев

Лягур (мясо вяленое) Визитной карточкой кабардинской кухни (помимо гедлибже) является лягур - сушеное или вяленое мясо...

Лакумы

Лакумы

Лакумы   Лакумы это пышки, которые готовятся в большом количестве кипящего растительного масла - во фритюре. ...

Лягур (мясо вяленое)

Лягур (мясо вяленое)

Лягур (мясо вяленое)   Визитной карточкой кабардинской кухни (помимо гедлибже) является лягур - сушеное или в...