Мы в Second Life

Ошибка
  • Невозможно загрузить ленту новостей

Глава 7.3

3. Освобождение крестьян от личной зависимости


Меры по ограничению крепостной зависимости. Меры по частичному ограничению крепостного
права на Северном Кавказе принимались и до проведения реформы. Так, в 1859 г. освобождались
от крепостной зависимости крестьяне тех владельцев, которые отрицательно отнеслись к
введению кавказской администрации.
Как известно, манифест от 19 февраля 1861 г. не распространялся на горские народы Северного
Кавказа, а только на ставропольских ногайцев и туркмен. Однако горские крестьяне, узнав об
этом, сочли, что освобождение должно коснуться и их Тем более что по соседству - в
Ставропольской губернии - крестьяне освобождались от крепостной зависимости. В 1861 г. в 49
дворянских имениях Ставропольской губернии числилось 8 тыс. крепостных крестьян мужского
пола, что составляло 1/16 часть населения губернии. Большую долю сельского населения
составляли государственные крестьяне, которые платили оброчные повинности за пользование
государственными землями. 19 и 20 февраля манифест читался во всех церквах Новочеркасска и
Ставрополя, а через несколько дней он был обнародован во всех местах губернии и на Дону.
Горские крестьяне, которые были частыми гостями в русских селах, по возвращении в свои аулы
распространяли среди сельчан известия освобождении крестьян в Ставропольской губернии с
наделом землей .
Все это возбуждало горское крестьянство, которое по примеру своих русских соседей стало все
чаще выступать против крепостнических порядков.
В 1864 г. произошло освобождение феодально-зависимых крестьян «азиатского происхождения,
находящихся во владении у разных лиц, приписанных к Терскому войску», благодаря чему на
«холопов» местных феодалов, служивших в царской армии, было распространено «Положение» 19
февраля 1861 г. Они освобождались наравне с дворовыми людьми центральных губернии. Это
создавало очень сложную обстановку в крае и оказывало влияние на крепостных крестьян,
способствовало их «брожению». Царская администрация отдавала себе отчет в неизбежности
проведения дальнейших шагов по ограничению крепостного права и рабства.
В 1861 г. владельцам было предложено, продавая холопов, не разлучать детей и родителей, жен и
мужей, а продавать только целыми семействами33. В 1865 г. была запрещена продажа холопов в
другие области.
Официальные власти стали поощрять безвыкупное освобождение холопов. Активизировались и
сами холопы. Из рапорта начальника Терской области от 1866 г. видно, что рабы, «подстрекаемые
доходившей до них вестью о даровании крестьянам свободы, глухо волновались, протестуя против
существующего порядка вещей учащенными случаями неповиновения владельцам». Далее он
писал: «Окружные управления едва ли не исключительно занялись разбором взаимных между
владетелями и холопами споров, и нужны были особые усилия, чтобы отклонить кровавые
столкновения» 34. Начался как бы процесс самоосвобождения холопов и крестьян. Практика
освобождения крестьян за «спасение души» приняла заметные размеры. Среди населения
Северного Кавказа постепенно путем самоосвобождения образовалась большая категория людей
под названием «азаты». Накануне реформы, например, в Кабарде их было около 17 тыс. Азаты не
числились в ведомостях освобожденных крестьян, ввиду этого создается впечатление, что на
Северном Кавказе было мало крепостных крестьян. К проведению крестьянской реформы на
местах кавказская администрация решительно приступила после проведения земельной реформы.
Особый комитет по крестьянским делам на Кавказе. Летом 1866 г. в Тифлисе был создан Особый
комитет по крестьянским делам под председательством генерал-адъютанта Карцова. На своем
первом заседании 4 июня, рассмотрев представленные материалы о сословиях, Особый комитет
выработал общие принципы по освобождению крестьян на Кавказе. Затем начался сбор сведений
о повинностях крестьян различных категорий; он был поручен отделам Терской сословно-
поземельной комиссии, которые и проделали эту работу. Намерение правительства освободить
зависимые сословия вызвало недовольство со стороны некоторой части феодалов. Дело доходило
до открытых выступлений феодалов против реформы, как это имело место в Кабарде во время
проведения земельной реформы в феврале 1867 г. Кабардинские князья предъявили
администрации ультиматум: оставить холопов пли разрешить им, князьям, переселение в Турцию.
Боязнь потерять зависимых людей привела к активизации переселенческого движения. В качестве
протеста в Турцию в начале 60-х годов переселились десятки тысяч кабардинцев, осетин,
ногайцев. Таким образом, между переселением горцев в Турцию и проведением реформы
существует прямая связь.
Отсталостью забитой массы крестьян и недовольством трудящихся местные феодалы старались
воспользоваться в своих корыстных целях, пытаясь при проведении крестьянской реформы вести
с царской администрацией торг из-за меры и формы уступок, чтобы добиться как можно более
выгодных условий для себя. Когда же под влиянием протеста горских крестьян царская
администрация решительно заявила, что правительство, освободив миллионы крестьян в империи,
уже не может сделать для них исключения и что, как река Баксан «не может обратиться течением
своим назад в горы, так и дело освобождения рабов не может остановиться», тогда кабардинские,
осетинские и балкарские феодалы решили «проявить инициативу» в проведении крестьянской
реформы, чтобы взять это дело в свои руки и провести реформу «с возможно меньшими» для них
«невыгодами».
Проект феодалов по освобождению крестьян. Кабардинские и балкарские феодалы подготовили
и представили 8 августа 1866 г. властям записку, в которой излагались «те начала, на которых, -по
их мнению, - должно состояться освобождение»36. «...Лишить нас внезапно услуг холопов, а в
особенности домашних прислужниц, - говорилось в записке, - значит повергнуть нас в крайнее
положение и непременную нищету», поэтому владельцы соглашались освободить крепостных с
уплатой выкупа. Поскольку не все крепостные крестьяне могли выкупиться сразу, феодалы
надеялись оставить их на длительный срок на положении временнообязанных. Соглашаясь, таким
образом, на освобождение зависимых сословий, феодалы в то же время обусловливали свое
согласие такими оговорками и условиями, которые, по существу, продлевали на неопределенное
время крепостное состояние. Князья и таубии больше всего беспокоились о том, чтобы с
крестьянами заключить соглашения поодиночке, с глазу на глаз, т. е. чтобы раздробить народную
массу и всю операцию по составлению «условий» произвести самим, без посторонних лиц. С этой
целью они не поскупились на обнадеживающие холопов обещания освободить их по уплате
выкупа, «по возможности уменьшенного» против прежде существовавшего. На самом же деле
князья и дворяне отнюдь не стремились к снижению выкупной суммы. В случае, если
добровольное соглашение между владельцами и их крестьянами в указанный срок не состоится,
устанавливалось обязательное соглашение. Что касается унаутов и къазаков, то в докладной
записке для них устанавливался 6-8-летний срок для отработки выкупной суммы.
Наместник Кавказа вел. кн. Михаил Николаевич в своей телеграмме выразил горским князьям и
уоркам благодарность «за содействие» правительству в проведении реформы. Спустя полгода, 8
декабря 1866 г., дигорские феодалы Осетии также представили администрации свой проект
освобождения осетинских косагов и кавдасардов (кумаягов). Осетинские феодалы особенно
болезненно реагировали на лишение их прав на косагов и кавдасардов, труд которых в
хозяйственном быту феодалов играл исключительную роль. Ввиду этого баделята ставили перед
правительством дилемму: осетинские кумаяги, по примеру кабардинских унаутов, должны
находиться на прежних условиях - в зависимости от владельцев в продолжение 6 лет или платить
выкуп в размере до 240 руб.
Предложения выборных от осетинских, кабардинских и балкарских владельцев в дальнейшем,
однако, подверглись изменениям, правда не тронувшим их сущности. Так, вместо 6-8-летнего
срока отработки домашними рабами своего выкупа, предложенного феодальными владельцами,
начальник области счел возможным установить 5-6-летний срок, и т. д. Местные крепостники
выдвинули настолько тяжелые условия освобождения крестьян, что вызвали протесты не только
со стороны крестьян, но возражения даже со стороны некоторых царских чиновников. Член
особого Комитета полковник Черкесов прямо отметил, что проект, представленный местными
владельцами, составлен без всякого учета интересов крестьян.
Таким образом, если начальник Кабардинского округа и начальник Терской области защищали
интересы самых ярых крепостников и занимали наиболее консервативную позицию в отношении
крестьянской реформы, то полковник Черкесов стоял за известные уступки крестьянам. Но,
несмотря на разногласия, все они стояли за сохранение феодальных привилегий. И борьба,
развернувшаяся между ними, так же как и разногласия среди крепостников и либералов в центре
России, являлась, говоря словами В. И. Ленина, «борьбой внутри господствующих классов,
большей частью внутри помещиков, борьбой исключительно из-за меры и формы уступок» ".
Отмена крепостного права. Отмена крепостного права проводилась в условиях обострения
классовой борьбы. Горские крестьяне, недовольные выработанным «Положением», требовали
полного и немедленного освобождения. В донесении начальника Терской области от 8 сентября
1866 г. помощнику главнокомандующего Кавказской армией указывалось о «существующем
брожении в среде холопов» и выражалось опасение, что «при настоящем настроении холопей»
добровольное соглашение «последовать не может» 38. Дело доходило до открытого выступления
крестьян. Начальник Терской области в телеграмме на имя помощника главнокомандующего
Кавказской армией от 16 сентября 1866 г. писал, что холопский вопрос в Кабарде и Балкарии
зашел так далеко, что отложить его пли даже «промедлить с его решением невозможно».
Крестьяне на протяжении ряда дней «толпами» стояли у здания окружного начальника, требуя
объявления предписания командующего об их якобы безвозмездном освобождении. Положение
было настолько обострено, что начальник Кабардинского округа потребовал ввести в округ
войсковые части.
В ноябре 1866 г. началось волнение крестьян Балкарского общества, направленное против
грабительских условий отмены крепостного права. Еще до того как был объявлен проект об
освобождении, 120 крестьянских дворов Балкарского общества, минуя местную власть,
обратились с прошением к главнокомандующему Кавказской армией, в котором просили избавить
их от незаконных требований владельцев. В прошении указывалось, что «таубии... требуют, чтобы
мы все свое достояние отдавали им, а местное начальство, из уважения к помещикам, не обращает
никакого внимания на ежедневные наши жалобы и просьбы и даже подвергает нас телесному
наказанию, заключению и пр. Наконец, местное начальство... требует, что для окончательного
избавления от помещиков мы должны отдать им из всего нашего имущества две части, а при себе
оставить только одну часть» зв. За то, что начальник округа не принял всех мер к предупреждению
«самовольных отлучек» подведомственных ему крестьян, начальник Терской области объявил ему
выговор и потребовал недопущения впредь подобных случаев. В свою очередь начальник-округа
признал доверенных от 120 дворов крестьян Балкарского общества «злонамеренными людьми» и
арестовал их. По отношению к крестьянам, таким образом было проявлено насилие, что
подтверждает справедливость слов Ленина, который указывал, что «„реформы" проводимые
крепостниками... не могут не сопровождаться режимом всяческого насилия» 40
Грабительский характер условий «Правил» и алчность владельцев обострили классовую борьбу и
в Кубанской области. Крестьяне, рассчитывавшие на близкое и даровое освобождение и
обманутые в своих надеждах, активизировали борьбу против феодалов и царских властей41. В
областное управление поступали сообщения о массовом неповиновении крестьян, об отказе их
нести барщину и платить ренту владельцам. 11' мая 1867 г. крестьяне аула Хатажукай Лабинского
округа просили начальника области убедить владельцев «в облегчении и уменьшении выкупной
суммы денег», которые они «никогда не в состоянии выплатить». В июле крестьянские ходоки
аула Хатукай явились в окружное управление с требованиями «об окончательном освобождении
их от рабства» 42. По призыву своих вожаков многие крестьяне переходили к более активньш
действиям. В мае 1867 г. начальник Урупского округа сообщил в Лабинское окружное
управление, что житель Болотокова аула Мисост Мельгашев, находящийся на заработках,
«волнует крестьян Армянского аула», вследствие чего все унауты аула выступили против своих
хозяев, не желавших «предоставить им откуп, как это предоставлено пшитлям» 43. В ноябре 1867
г. крестьяне аула Тахтамукай Псекупского округа сожгли хутор арендатора Мауха, находившийся
на аульской земле, и его самого убили. За это остальные жители аула были привлечены к
ответственности по обвинению «в умышленном неоказании помощи пострадавшим» 44.
Активизирующее влияние на борьбу горских крестьян в Кубанской области оказывали волнения,
происходившие тогда в Кабарде, Абхазии и России.
В ходе освобождения крестьян шла борьба между феодалами и горскими крестьянами из-за
способа проведения реформы. Те и другие отстаивали (конечно, не сознавая этого) условия
буржуазного развития. Феодалы боролись за такое развитие, которое обеспечивало им выгоду, а
крестьяне отстаивали свои интересы, добиваясь благоприятных условий существования. В итоге
был выработан проект, который защищал интересы феодалов. Размер выкупной суммы для
трудоспособного крестьянина (от 15 до 45 лет) устанавливался от 180 до 200 руб.
Несовершеннолетние (до 15 лет) освобождались с уплатой предельного выкупа - 150 руб. (из
расчета по 10 руб. за каждый год возраста), а в Осетин - бесплатно. При «освобождении» владелец
обычно получал половину пли даже две трети крестьянского имущества; сакля и домашняя утварь
оставались за крестьянами. Так как «освобождаемые» крестьяне не могли сразу выкупить себя, то
они оставались временнообязанными в течение 6 лет. За это время крестьянин должен был
отработать свой выкуп в хозяйстве бывшего хозяина. Годовой труд здорового совершеннолетнего
временнообязанного крестьянина оценивался: мужчин -от 35 до 70 руб, а женщин - от 25 до 40
руб. В правилах были специальные статьи о безобрядных холопах, т. е. о казаках и каравашах (в
Балкарии и Карачае), об унаутах и унаутках (в Кабарде, Адыгее и Черкесии), кавдасардах и
кумаягах (в Осетии).
Для успешного проведения реформы в жизнь были созданы мировые посреднические суды -
важное звено в административной системе. Специальная инструкция определяла круг их
обязанностей: на них лежала определение размера годовой заработной платы для крестьян,
обязавшихся уплатить выкупную плату владельцу личным трудом 45 . Были разработаны формы
акта об освобождении холопа за выкуп. Освобождающимся выдавалось свидетельство единого
образца такого содержания: «Дано сие жителю Терской области Кабардинского округа
Баксанского участка аула Наурузова холопу Умару Кундетову с семейством из десяти Дущ обоего
пола в том, что он с семейством его согласно распоряжения е.и.в. главнокомандующего
Кавказской армией и по решению мирового посреднического суда освобождены навсегда от
крепостной зависимости с обязательством исполнить все условия, заключенные им по
добровольному соглашению с бывшим своим владельцем, как означено на обороте сего
свидетельства». Умар Кундетов должен был заплатить выкуп за свою семью в сумме 760 руб. Его
семья (9 душ), как указано в документе, имела всего «6 баранов, 7 штук рогатого скота».
Выкупную сумму он и члены его семьи должны были отработать, исходя из расчета по 35 руб. в
год для 3 взрослых сыновей, а трое малолетних освобождались бесплатно. Умару и его жене,
которым уже было по 60 лет, установили сумму годовой отработки от 5 до 10 руб. На этом
свидетельстве имеется надпись мирового посредника, которая гласит: «За 1867 и 1868 годы Умар
с семейством уплатил своему владельцу ежегодно по 120 рублей, а в 1869 г. Умар отработал 120
рублей». Так происходил процесс «освобождения» крестьян и их ограбления бывшими
владельцами, у которых они оставались в кабале.
24 марта 1867 г. 120 дворов Балкарского общества обратились с жалобой к начальнику Терской
области гр. М. Т. Лорис-Меликову о «стеснительных для крестьян требованиях и действиях»
владельцев. Даже ладные большие котлы «разделялись на две равные части»: одну брал себе
владелец, другая оставалась крестьянину46.
На практике выкуп всегда превышал указанную сумму, так как «Положение» об «освобождении»
крестьян допускало возможность их ограбления и обезземеливания, не противостояло произволу и
махинациям феодалов при совершении выкупной операции. Таким образом, при применении
«Положения» до корней обнажился грабительский характер проектов, по которым освобождали
крестьян. Но, несмотря на это, горские крестьяне заключали выкупные акты на неимоверно
тяжелых условиях, лишь бы выйти из-под власти ненавистных господ. Однако надежды крестьян
и здесь не оправдались: полной экономической и личной свободы они не получили. В. И. Ленин
указывал: «Пресловутое „освобождение" стало бессовестнейшим грабежом крестьян, было рядом
насилий и сплошным надругательством над ними» ". Эти слова В. И. Ленина применимы и к
крестьянам Северного Кавказа. Сумма выкупа, полученная только владельцами Кабарды и
Балкарии, составила более 2,5 млн руб. 76 дворов балкарских феодалов (таубиев) получили
вознаграждение на общую сумму в 1,5 млн. руб.48
В Чечне и Ингушетии в момент освобождения официально числилось всего около 400 человек
зависимого сословия (несомненно, что это заниженные данные). Власти в то время были уверены,
что чеченцы и ингуши не имели понятия о «сословном делении вообще и крепостных отношениях
в особенности» 49.
И тем не менее для освобождения зависимых в Чечне, как и в других округах Терской области,
была создана специальная комиссия в составе: владельцы - полковники Вагап Аду, Касым
Курумов, майор Шеди Эльмурзаев, мулла Байбулат Аджиев, кадий Али Мирзоев, представители
от зависимых Манче Мазгулов и Урозокой Эльбузаков. Освобождение производилось за выкуп -
от 100 до 200 руб. за взрослого и ют 30 до 50 руб.- за малолетнего по официальным данным, в
1867 г. в Чечне было освобождено 343 человека и в Ингушетии - 35. Не все зависимые, особенно
малолетние, были в состоянии не только заплатить, но и отработать свое освобождение. И царское
правительство, всегда стоящее на страже имущих, не осталось безучастным и здесь. В марте 1867
г. наместник Кавказа распорядился «выслать пособие беднейшим владельцам холопов» в размере
85 тыс. руб. (в Кабарду - 40 тыс., в Осетию и Кумыкский округ - по 20 тыс. и в Чечню - 5 тыс.
руб.) 50.
В общей сложности в Терской области в 1867 г. были освобождены крестьяне, делившиеся па
обрядных, т. е. крестьян, для которых обычное право установило определенные нормы, и
безобрядных (безадатных), т. е. крестьян, для которых адат (обычай) не установил никаких
определенных, ограждающих их личность отношений.
Как показывает табл. 1, из 23 976 освобожденных 21 221 приходится на Кабардинский округ (16
499-на Кабарду и 4722 человека - на Балкарию) Поэтому не случайно, что администрация уделяла
большее внимание освобождению крестьян в Кабарде. Освобождение крестьян в Терской и
Кубанской областях правительство начало именно с Кабарды, где феодально-крепостнические
отношения пустили более глубокие корни, чем в других районах Северного Кавказа.
Освобождение рабов в Дагестане. В 1860 г. в Дагестане было-4830 рабов. Ко времени
окончательного освобождения (1866—1868 гг.) осталось 1542 раба. Резкое сокращение количества
рабов объясняется, во-первых, тем, что правительством задолго до реформы был взят курс на
ограничение рабства в Дагестане, во-вторых, владельцы, убедившись в скором освобождении
рабов на условиях, разработанных Тифлисским комитетом, решили провести освобождение «по
обычаю», т. е. наиболее выгодно для себя. Окончательная ликвидация рабства в Дагестане
началась в 1866 г. и продолжалась до 1868 г. В итоге было освобождена 1542 раба, из них 78%
заплатили выкуп в среднем по 145 руб. на душу, остальные освободились бесплатно. Рабы были
снабжены свидетельствами об освобождении, приписаны к сельским обществам и на 8 лет
освобождались от налогов. Правительство ассигновало 11 300 руб. для оказания помощи
освобожденным рабам п выделило более 15 500 руб. для вознаграждения феодалов, лишившихся
выгоды от эксплуатации рабов. Таким образом, общее количество освобожденных рабов в 60-х
годах: XIX в. составило около 5 тыс. человек. Царская администрация не предприняла меры к
наделению всех рабов землей. Однако освобождение рабов было положительным явлением в
общественно-экономической жизни Дагестана.
Царское правительство для укрепления позиции земельной аристократии не распространяло
крестьянскую реформу на трех крестьян шамхальства Тарковского, Мехтулинского ханства и
Присулакского наибства, которые находились в зависимости от беков. Из общего количества
зависимых крестьян больше половины (53%) остались в зависимости от беков до 1913 г.
Крестьянская реформа в Дагестане коснулась и категории крепостных крестьян - чагар. Они были
освобождены в 1867-1868 гг. от личной зависимости без выкупа и наделены землей наравне с
другими крестьянами. Общая численность освобожденных чагар составила 2 тыс. душ.
Ограниченность крестьянской реформы в Дагестане ярче всего проявилась в том, что раяты
остались в кабале у беков, вопрос об освобождении раят вообще не был поставлен.
Преднамеренная волокита по подготовке освобождения этой категории крестьян, как: и части
феодально-зависимых узденей, тянулась до 1913 г.
Освобождение крестьян от личной зависимости в Кубанской области состоялось на год позже, чем
в Терской, т. е. в 1868 г. По примеру Терской области для жителей Кубанской были составлены
«Проекты» и «Правила» по освобождению крестьян. Началом окончательного освобождения
горских крестьян в Кубанской области считалось 1 мая 1868 г. За это время по 5 горским военно-
народным округам было заключено 4053 добровольных сделок. В результате принятых мер
осенью 1868 г. работа эта пошла быстрее. К 1 ноября 1868 г. на основе добровольных сделок были
освобождены: в Лабинском округе - 5585 человек, Псекупском - 1178, Урупском - 17,
Зеленчукском - 3345, Эльбрусском - 1278, а всего по Кубанской области - 11403 крестьянина51,
около 72% всех крепостных. Оставалось еще неосвобожденными 5070 человек - около 25%
общего числа крепостных крестьян. 1 ноября 1868 г. правительство утвердило окончательный
Проект об освобождении крестьян в Кубанской области. Как видно из содержания, он был
выработан ч: максимальным учетом интересов владельцев. Объявив об отмене права владения
крестьянами, существовавшего у горцев Кубанской области, «Правила» тут же разъяснили, что
получающие свободу крестьяне, за исключением женщин-огов, 55-летних стариков пшитлей, 50-
летних унаутов, а также детей до 7 лет, «обязаны внести за себя выкуп... или личною работою в
пользу владельцев в течение известного периода времени, или же деньгами» 52. «Положение»
определяло сроки отбывания обязательных работ у владельцев: 5 лет для пшитлей, 4 года для
унаутов. •Срок уплаты денежного выкупа (взамен отбывания работ) был определен - не более 6
лет. Установив сроки выполнения выкупных сделок, «Правила» фактически превращали крестьян
во временнообязанных, тем самым юридически оформляли их бесправное положение в течение
указанного срока.
Завершающий этап крестьянской реформы в горских округах Кубанской области, начавшийся с 1
ноября 1868 г., в основном закончился в вачале 1869 г. От крепостной зависимости было
освобождено около 16500 горских крестьян (пшитлей, унаутов и огов), в том числе: в Лабинском
округе - 6456 человек, Псекупском - 1927, Урупском - 1628, Зеленчукском - 4757 и Эльбрусском -
1793. Из них пшитлей - 13 225, унаутов - 3173 и огов - 163 53. В результате осуществления
выкупных сделок крестьяне оказались в более тяжелом положении, чем до реформы. Они
потеряли половину своего имущества - скота и сельскохозяйственных орудий. А при выполнении
выкупных повинностей многие из них потеряли и оставшуюся половину имущества. Как говорил
В. И. Ленин, «крестьяне остались и после освобождения „низшим" сословием, податным быдлом,
черной костью, над которыми измывалось поставленное помещиками начальство...» 54.

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

Ашрыкъ (кукурузный суп)

Ашрыкъ (кукурузный суп)

Ашрыкъ (кукурузный суп)     Это очень старый суп с языческими корнями, традиционно его готовили весн...

Фасолевый суп с вяленым мясом

Фасолевый суп с вяленым мясом

Фасолевый суп с вяленым мясом     В кабардинской кухне есть два интересных и любимых мною рецепта: ф...

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)     В кабардинской кухне изначально было не очень много бл...

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)     Cуществуют несколько разновидностей Либжэ ...

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)     Адыги мясо готовят преимущественно в натуральном виде - варя...

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)     Гедлибже - национальное кабардинское блюдо. Своеобраз...

Паста (мамалыга)

Паста (мамалыга)

Паста (мамалыга)     Многие называют мамалыгу (паста по-кабардински, абыста по-абхазски) крутой каше...

Джэд ла (курица в тесте)

Джэд ла (курица в тесте)

Джэд ла (курица в тесте)     Джэд ла (курица в тесте) - национальное блюдо, которое легкое в изготов...

Сладкий слоеный хлеб

Сладкий слоеный хлеб

Сладкий слоеный хлеб     Слоеный кабардинский хлеб - очень популярное лакомство, представлено двумя ...

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)     Из множества кабардинских пирогов (дэлэн) мой самый любимый вариа...

Кухня кабардинцев

Кухня кабардинцев

Лягур (мясо вяленое) Визитной карточкой кабардинской кухни (помимо гедлибже) является лягур - сушеное или вяленое мясо...

Лакумы

Лакумы

Лакумы   Лакумы это пышки, которые готовятся в большом количестве кипящего растительного масла - во фритюре. ...

Лягур (мясо вяленое)

Лягур (мясо вяленое)

Лягур (мясо вяленое)   Визитной карточкой кабардинской кухни (помимо гедлибже) является лягур - сушеное или в...